Стас карпов я тебя люблю

Автор

Карпов. Жизнь после смерти

Краткое содержание:
Находясь в психиатрической клинике, Карпов вспоминает Лизу, которая ушла из его жизни незадолго до той кровавой бойне на дороге. Это была последняя капля, в очередной раз убедившая Стаса, что людям нельзя доверять, особенно женщинам, которые в любой момент могут предать, уйти к более перспективному и богатому сопернику.
Спустя несколько лет Лиза вновь появляется. В ее жизни так же многое изменилось. Теперь перед Карповым открывается совершенно другая женщина: любящая, умеющая прощать и понимать. А главное, ни одна из версий Карпова, относительно причинны ее исчезновения, не подтверждается. Она всеми силами пытается освободить его.
Но, что потом? Сможет ли он найти себя в новой жизни: без денег, без погон, связей и друзей. Выйдя на свободу, ему не остается ничего другого, как устроится работать на склад грузчиком….

Карпов. Жизнь после смерти.
Карпов.
1.
На улице шел дождь. В палате было прохладно и неприятно сыро. Карпов лежал на больничной койке в серой пижаме, ноги он прикрыл клетчатым пледом с большой черной печатью. Спрятав руки под подушку, он смотрел в окно. Через грязное стекло зарешеченного окна сложно, конечно, любоваться красотами больничного двора, но других занятий не было. После обеда всех пациентов санитары развели по палатам, и те мирно отдыхали. Сосед справа тихо подвывал на дождь, больного, в палате напротив, успокаивали санитары. А в остальном, все было тихо и мирно. Тишину нарушал лишь лязг ключей – уборщица мыла полы в палатах, с силой открывая и закрывая очередную металлическую дверь. Вот и в дверях палаты Карпова загремел ключ, и на пороге появилась уборщица баба Маша.
— Стасик, я тут у тебя полики протру. Посиди в коридоре.
Баба Маша очень трепетно и душевно относилась к Карпову, иногда позволяя ему, втайне от медперсонала некоторые вольности, то в коридоре без присмотра посидеть, то покурить в палате.
Карпов поднялся с кровати, сунул голые ноги в резиновые тапочки и направился к выходу.
— А ты что на босу ногу? Холодно, заболеешь. – Заботливо произнесла она. – Скажи жене, чтобы носки тебе теплые принесла. Жена то ходит?
— Нет жены. – Холодно отозвался Стас. Он вышел в коридор и присел на больничную скамейку. Баба Маша продолжала свой монолог:
— Да вижу я, глазастая, что к тебе почти никто не ходит. Плохо, что не женат. Ты же видный парень такой, интересный. Болеешь, так ничего, подлечим. А семья нужна, вот мы с Петровичем сколько лет то прожили, всякое было, но вместе. Семья, как нас учили, ячейка общества. Жена нужна, детки. В этом и есть смысл….
Карпову нравилось наблюдать за бабой Машей. Маленькая, хрупкая, скрюченная от нелегкой жизни женщина. На вид ей было лет семьдесят. На голове всегда повязан белоснежный платок, большие очки, темно-синий халат, толстые, ярко оранжевые резиновые перчатки до локтей. Баба Маша с усердием, стоя на четвереньках, драила пол. Она была, пожалуй, единственным человеком в больнице, которая так ответственно подходил к своей работе, которая не жаловалась на маленькую зарплату и плохие условия труда.
Он не слушал рассуждений, он просто смотрел на ее четкие отработанные движения. Ну, нет у него жены. Нет, и не было никогда. Хотя, могла бы быть….
2.
Как говорила Коко Шанель : «Женщину, одетую в светлое, трудно привести в дурное настроение». Но некоторым это отлично удается. Лиза уверенно шагала по мокрому асфальту, усыпанному желтыми листьями. Погода была сырая и пасмурная, но ей это не портило настроение. Разговаривая по новому мобильному телефону, Лиза любовалась своим отражением в витринах магазинов. Элегантное светлое пальто, бежевые сапоги и светло коричневый шарфик отлично подчеркивали ее стройную фигуру. Светлые тона придавали некоторую изысканность ее волосам и загорелой кожи. Лиза недавно вернулась из теплых стран, и ей не терпелось поделиться впечатлениями со своим лучшим другом Толиком, на встречу, в кафе, с которым она и торопилась.
— Алло, Толь, привет! Я немного опаздываю. — Виновато оправдывалась она. — Да, да, прости, задержалась, я скоро буду….
Незаметно к ней сзади подошли два парня в спортивных куртках и темных шапках, натянутых до самых бровей. Высокий верзила резко схватил ее сзади за талию и приподнял:
— Привет, красотка, познакомимся?
В этот момент второй вырвал из ее рук мобильный телефон и убежал. Верзила поставил Лизу на землю и рванул вдогонку подельнику. Лиза от неожиданности не могла сказать ни слова, руки дрожали, дыхание на секунду остановилось. Придя в себя, девушка побежала за «гопотой», но их уже и след простыл.
-Помогите, — бросилась рыдающая Лиза к прохожему,- помогите, пожалуйста.
-Девушка, что случилось? Чем помочь? – Молодой мужчина внимательно посмотрел на Лизу и достал из кармана телефон.
— Меня обокрали, два парня телефон забрали, новый мой телефон. Их нужно догнать, они туда побежали. – Лиза указала пальцем в сторону темной аллеи.
Мужчина хмуро покосился в темный проулок. Инстинкт самосохранения работал, и ему совершенно не хотелось бежать в темноту непонятно зачем. Опасно. Можно и по голове получить. А что потом? На аптеку работать? Зачем?
-Девушка, да мы их уже не догоним. – Он нашарил в кармане носовой платок и протянул плачущей Лизе. – Давайте, милицию вызовем, они разберутся.
Мужчина начал набирать номер телефона, но вдруг остановился и спрятал телефон обратно в карман. Его тоже можно было понять, дома жена пельменей налепила, пиво в холодильнике, футбол по НТВ +. А тут милиция, рыдающая жертва, протоколы и все такое. Не надо дорогими телефонами «коммерсовать», купи простой и живи спокойно.
-Девушка, а зачем же их вызывать? Пока там наряд приедет. Тут отделением за углом. Пойдемте, я Вас провожу. Там ТОЧНО помогут.
Незнакомец взял Лизу под руку и резко потянул в сторону ОВД.
3.
-Добрый вечер, — жалобно обратилась Лиза к дежурному, — помогите мне, пожалуйста.
— Здравствуйте, девушка, что у вас случилось? – Безразлично спросил он.
— Меня ограбили, телефон забрали.
— А что вы заплаканная, вас били? – Деловито поинтересовался дежурный, уже с интересом разглядывая «терпилу». Дело в том, что его забавляли вот такие симпатичные девушки, у которых жулики отбирали телефоны, сумки, часы, срывали золото и уводили маленьких собак. Девушки плакали, хлопали красиво накрашенными глазами и доверчиво смотрели на милиционера. Дамы свято верили, что вот сейчас этот местный Шерлок Хомс найдет обидчика, накажет и вернет все награбленное. Ведь других дел и забот у него нет. Да и как тут отыскать вора? Только по горячим следам, если бы дама наряд сразу по телефону вызвала, и то – дело случая. А тут сама пришла – значит, время упущено. Точные приметы тоже, скорее всего, не запомнила, «фоторобот» не составит. Так, что шансы не велики. Можно только посочувствовать, а это вот с радостью.
— Ну не огорчайтесь, девушка. Это вам к следователю надо, протокол составите.
— Да не били меня, напугали просто. Куда к следователю идти? — Лиза успокоилась и решительно направилась в сторону кабинетов.
— Девушка, стоите. Куда вы? Нет следователя, он на выезде. Приедет, вас вызовут. А пока посидите вон там, на стульчиках.
— А у вас, что, один следователь? Мне некогда ждать, времени мало.
— А что вы хотели в воскресенье вечером? Да, один. Сидите. Ждите. Он уже должен скоро подъехать.
Время шло, а следователя все не было. Дежурный скучал, время от времени отвечая на телефонные звонки, ППСники привели пьяного в обезьянник, уборщица мыла пол.
— Скажите, пожалуйста, долго еще ждать? Я здесь уже пол часа торчу. — Начала Лиза на повышенных тонах. – Сколько можно, примите Вы у меня заявление, да я пойду.
-Девушка ждите следователя, я не занимаюсь заявлениями. Посидите еще, успокойтесь. – Грубо отвечал дежурный. Ругаться ему не хотелось, но девушка накаляла.
— Я буду жаловаться, — закричала Лиза, – так работая, вы вообще никого не найдете. Да они уже бухают на деньги от моего телефона.

4.
В полуосвещенном коридоре показался силуэт человека. Высокий крупный мужчина подходил к дежурному. Суровое, недовольное выражение лица этого мужчины говорило о многом. Говорило о том, что он жутко устал, достала работа, достали проблемы и идиоты вокруг. Как-то, стало слишком много грязи и говна в его жизни. Грустно все. Осень. Хандра. А он в воскресенье вечером за каким-то чертом оказался на работе. Надо бы сегодня расслабиться, как говорится, напиться и забыться. Еще как назло голова просто раскалывается, а эта баба орет и орет. Какого хрена? Подполковник вообще не любил скандалы, особенно женские. Хотя сам часто прибегал к крику и грубости для достижения эффективной работы своих подчиненных, да и не только их. Жесткая дисциплина и контроль должны быть во всем. Вот он – ключ к успеху. Кто оспорит?
— Олег, в чем проблема, — грубо спросил мужчина, швыряя ключи на стол дежурному, — что за крик, а драки нет?
— Стас, да это вот девушка ругается…
Не обращая внимания на дежурного, Лиза вплотную подошла к мужчине.
-Это вы следователь? – Она внимательно посмотрела на него.
-Нет. — Недовольно и достаточно грубо отвечал Стас. Слава богу, нет, не он следователь. Еще чего не хватало. Теперь все ясно, почему баба орет.
— Девушка, успокойтесь, это начальник СКМ,- пояснил дежурный, – он не….
— Отлично, начальник! – перебила его Лиза. – Я хочу жалобы написать, начальник! На ваших подчиненных! Никто ни черта не работает! У меня телефон украли, а я уже пол вечера следователя жду. И на вас буду…. – она размахивала пальцем перед лицом подполковника. – Жаловаться на вас буду, в прокуратуру….
— Не ори,- перебил ее Стас, — пойдем в кабинет, там разберемся. Ключ дай! – Обратился он снова к дежурному.
5.
— Ну, девушка – красавица, жалуйся, — милиционер сел в свое кресло, напротив потерпевшей, — кто обидел?
Он подпер лицо рукой и приготовился слушать душераздирающий рассказ о коварных жуликах.
У Лизы возникло ощущение, что ее голова сейчас раздуется и лопнет. Лопнет и все тут, как мыльный пузырь. Опять рассказывать? Сколько можно? Как будто бьешься головой об стенку. Лиза уже десять раз пожалела, что пришла в отделение. Толку никакого, телефона не вернуть, только время потеряно. А ей идти пора, там же Толик ждет. Толик, блин, ну прости.
— Ну, значит, так…,- быстро начала измученная Лиза, — иду я по улице, сзади подбегают два парня……
Стас внимательно разглядывал Лизу, практически не вникая в ее слова. Что там слушать: ну шла, ну подбегают, телефон хватают, примет нет, фоторобота нет – «висяк». Зато девушка ничего себе, симпатичная. Говорит красиво – с чувством. Волосы длинные, глаза красивые. Сколько лет? Да где-то около тридцати, плюс минус год. Можно в паспорте посмотреть, она его зачем-то на стол подполковнику бросила. Точно, 1978 года рождения. Угадал? Нет, чутье!
В последнее время Стаса не интересовали девушки немного «за тридцать». Запросов много – замуж хотят, серьезных отношений. Он, конечно, был не против, жениться и нарожать кучу детей, но не было подходящей кандидатуры. Разные женщины были в жизни, но ни одна еще не «зацепила». Все заканчивалось лишь постелью. Секс и ничего больше, даже поговорить по — душам не хотелось. Секс и разбегались. Убегала либо женщина, не желая мириться с тяжелым характером, и работой, занимающей первое место в его жизни, либо уходил он – потому, что было скучно и «холодно» с ней. Не хватало душевного тепла и покоя. Это в двадцать лет хочется трахаться и беззаботно веселиться, а когда тебе под сорок уже ищешь спокойствия, тепла, и надежного тыла, как говорится. Хочется, чтобы с работы встретила с улыбкой, обняла, заварила чаю, чтобы не грузила «чепухой» и глупыми проблемами, понимала чтобы.
Девушка продолжала рассказ. Стас внимательно разглядывал ее: милое лицо, глаза красивые, губы. Чувственные губы. Общий вид ухоженный: маникюр, прическа нормальная. Губы. Хорошо выглядит: не броско, но привлекательно, стильно, как говорят по телевизору. Губы чувственные. Кожа гладкая, слегка загорелая, отдыхала где-то. Грудь есть, фигура стройная. Губы красивые.
— Вот и все, гражданин начальник. Давайте оформим и я пойду. Поздно уже.
Подполковник встал со своего места и стал медленно приближаться к потерпевшей. Лиза в недоумении так же встала со стула, и сделал шаг назад, ее настораживало поведение милиционера и тот пронзительный взгляд, которым он смотрел. Когда он приблизился вплотную и посмотрел ей в глаза, Лизе на секунду показалось, что она сейчас упадет, упадет в какую-то бездну. Она перестала чувствовать свои ноги, по спине пробежала дрожь, закружилась голова, пульс стал учащенно биться.
Стас резко прижал девушку к себе и впился в ее губы. Губы. Ну, понравились ему эти губы.
Что он делает, зачем? Сейчас она закричит и опять устроить скандал. Сейчас он получит пощечину или даже две. Ну и ладно. Извиниться, скажет, что не сдержался, сделает комплимент, два комплимента. Еще раз извиниться. А завтра поржет с ребятами, ситуация провокационная.
Она не закричала, не дралась, не ругалась. Ее губы отвечали на поцелуи, руки гладили его лицо, тело откликалось на ласки.
6.
На улице моросил мелкий дождь, дул сырой холодный ветер. Стас очищал лобовое стекло от листьев, и разглядывал задумчивую Лизу, сидящую в салоне его машины. Да уж, ничего себе! На рабочем месте подобного с ним еще не случалось. Бухал – было, в карты играл, спал, наконец. А тут…. Еще и баба совершенно не знакомая. Да, мужик, уважаю. Дай бог, стол к утру не покраснеет. Голова болеть перестала. Надо бы у девушки телефоньчик спросить, может еще, когда захочется «заявление написать». А сейчас он отвезет ее домой и сам поедет спать, завтра трудный рабочий день. Главное чтобы девушка не стала задавать глупые вопросы о том, что они будут делать и какие планы на будущее. Да никаких!
Стас сел в теплую прогретую машину и самодовольно улыбнулся. В салоне приятно пахло кожей и освежителем воздуха, еще нос щекотал запах ее духов.
— Ну что, начальник Стас, может быть, познакомимся официально? – Неожиданно весело начала девушка. – А то у нас как-то все наоборот.
— Ну, давай. Меня зовут Стас. Карпов Стас. А ты Прохорова Елизавета Андреевна, семьдесят восьмого года рождения, с регистрацией по улице Ленина, серию не помню, — Стас насмешливо наблюдал, как вытягивается от удивления ее лицо, округляются глаза. – На, вот, паспорт забери. Ты зачем мне его на стол бросила, я же не требовал документы.
— Ну, как зачем, ты же милиция!- Лиза звонко и заразительно засмеялась.
Ему понравился смех. Очень приятный и искренний смех, даже самому захотелось улыбнуться. Легкая девушка, непосредственная.
— Давай кофе попьем. – Карпов повернул ключ в замке зажигания.
— Давай.
7.
Лиза сладко потянулась и открыла глаза. Было раннее утро. Яркий солнечный свет ослеплял, она прикрыла лицо ладонью и поднялась с постели. Надо было одеться и привести себя в порядок.
Лиза с любопытством осматривала квартиру. Большая трехкомнатная квартира, дорогой ремонт, дорогая обстановка, но все как-то просто, без претензий на оригинальность. На общем фоне выгодно выделялся огромных размеров кожаный диван и такой же солидный телевизор на стене. Сразу видно, хозяин любит комфорт и непринужденность. А, в общем, обыкновенная холостяцкая берлога.
Минут через тридцать на пороге появился Карпов со свертком в руках.
— Привет!
— Доброе утро. — Сухо отозвался Карпов. Он придирчиво осмотрел ее, но в целом остался доволен внешним видом. Молодец, сама проснулась, оделась, в порядок себя привела. Слава богу, не стала рыться в шкафу и натягивать на себя его рубашку – этого он терпеть не мог, что за пародия на фильмы про любовь.
-Лиза, это тебе, — протянул он сверток, — пойдем, позавтракаем, я жрать хочу.
Они ели в тишине. Стас был с утра угрюмым и задумчивым, Лиза растерянно на него смотрела.
— Стас, — нерешительно начала она, — спасибо тебе, за новый телефон, но не стоило. Он такой дорогой, я и сама могла купить себе…. Нет, он мне нравиться очень, но. — Лиза чувствовала себя дурой под пристальный взглядом Карпова, она уже сама не знала для чего начала этот разговор. – Но это как…
— Лиза! — Вздохнул Стас. Его начала напрягать ситуация. – Послушай меня внимательно, давай весь феминизм останется в Америке. Это подарок. Ты вчера была огорчена, и мне захотелось сделать для тебя что-либо приятное.
— Спасибо. Мне приятно. Очень приятно.
— Да, вот еще, — Карпов вытащил из кармана и положил на стол ключи, — еще один сюрприз. Бери, будут твои. А мне на работу пора.
Лиза посмотрела на ключи. Забавно, такого в ее жизни еще не было. Такое прямое предложение начать отношения, и в то же время ни к чему не обязывающее предложение, можно отказаться и тихо уйти. А где конфетно-букетный период, где пылкие признания и робкое предложение попробовать жить вдвоем? Ладно, нет, так нет. Попробуем играть по его правилам. Даже интересно, что из этого получиться? Она взяла ключи.
-Посуду помоешь? – Карпов уже уходил.
-Я?! – весело отозвалась она. – Я женщина, а не посудомойка!
— Меньше смотри телевизор, глаза испортишь.
8.
— Ты где была? – Возмущенно поинтересовался молодой мужчина.
Лиза резко обернулась и от неожиданности выронила ключи из рук. На лестничной клетки, напротив ее двери, на ступеньках сидел худой светловолосый мужчина. У него был усталый и озабоченный вид, говоривший о том, что он, скорее всего, не спал этой ночью.
— Тьфу, ты, дурак, напугал. – Лиза наклонилась за ключами. – Ты что здесь делаешь?
— Тебя жду. Ты куда пропала? Телефон не отвечает, на работе и дома тебя нет, я с ног сбился искать тебя. Вот здесь и ночь провел. – Мужчина указал на ступеньку, застеленную газетой.- Твоя Вера Васильевна уже милицией грозила. Ты где была?
— Пойдем домой, все расскажу. Есть хочешь?
9.
Толик сидел на диване и в недоумении смотрел на Лизу, которая рылась в своей большой сумке в поисках нового телефона.
— Лиза, ты с ума сошла? Ты что делаешь, какой Стас, телефон, ключи…. Ты в своем уме? Толик судорожно поправил очки, наблюдая, как Лиза закатывает глаза.
– Ты куда катишься, — продолжал он, — я понимаю, что у тебя около года никого нет, но это не повод бросаться на первого встречного, тем более — мента.
-Толенька, ну тебе то что? И зачем я вообще тебе все рассказала….
— Не чужая, на горшках рядом сидели. Я просто одного понять не могу, как Лиза, моя Лиза, которая замуж недотрогой то выходила, Лиза, которая с Архиповым пол года за ручку ходила, прежде чем отношения начать. Как она могла провести ночь с мужиком, о котором ничего практически не знает.
— Ну не знаю, понравился он мне. Толь, Толечка, — она подошла ближе и погладила его по голове, — а ты зачем так драматизируешь?
— Переживал, нервничал сильно. Не чужая. – Толик нежно обнял ее.
— Тебе нельзя нервничать, ты же психоаналитик. Держи марку, а то так всех клиентов растеряешь. Ну, хочешь, назови меня ****ью и заканчивай свой психоанализ, мне не работу пора.
10.
-Роман, привет!
— Лиза, котик, здравствуй!- Отозвался молодой человек. Он был одет в стильные потертые джинсы и белую рубашку. Роман был ухоженным, чрезмерно следящим за собой мужчиной и любил называть себя модным словом «метросексуал». Накаченный торс, осветленный ежик, острый ум, веселый нрав и модная одежда обеспечивали ему успех, как среди женщин, так и среди некоторых мужчин. В выборе партнеров он был непривередлив.
Роман и Лиза подружились еще на первом курсе института. За разгильдяйство и неуспеваемость, уже к третьему курсу, Роман был отчислен. После его призыва в армию они потеряю всякую связь. Но спустя несколько лет, когда Елизавета с красным дипломом безуспешно пыталась найти приличную работу по специальности «Отечественная история», они случайно встретились. Роман в то время был жизнерадостным простым «пацаном» с бритой головой, перебитым носом и неизвестно откуда добытой кругленькой суммой денег. Разговорившись с Лизой в уютном кафе за жизнь, он внезапно предложил ей «замутить» какое-нибудь дельце. Елизавета согласилась и продала, для вступительной доли, свой новенький «хендай», подаренный ей мамой и отчимом на день рождения. Больше машины у нее не было. Зато был неплохой бизнес. Сначала они открыли небольшой магазин элегантной женской одежды, потом магазин побольше. Следя за мировыми модными тенденциями, партнеры пришли к выводу, что «гламур рулит» и пора ориентироваться на молодую публику: девочек, строящих свою жизнь по советам из глянцевых журналов и мальчиков, которые были больше похожи на девочек. Так и появился модный салон «Дом Гламура». Время шло, деньги зарабатывались, не золотая жила, а на жизнь хватало. По мере развития общего бизнеса, активно стал развиваться и сам Роман. Из хамоватого брутального пацана, он постепенно превратился в начитанного интеллектуала. И все было бы отлично, но Романа беспокоила одна проблема – кривой перебитый нос, портящий его практически «идеальное» лицо. И тут пластическая хирургия получила шанс продемонстрировать свои чудеса, заодно подправили глаза, губы, подбородок и уши. С тех пор Роман бережно и с огромной любовью следил за своей внешностью, зная, не понаслышке, что красота требует не только жертв, но и больших денег.
— Лизунь, глянь, а мне эти очки подходят? – Роман привередливо разглядывал себя в зеркале, примеряя оправы для очков.
— Не очень. Ром, а очки зачем, у тебя нормально с глазами?
— Лизунь, ну ты чего, мы же это с тобой на днях обсудили. Очки с нулевыми диоптриями в стильной оправе мне для ОБРАЗА нужны. – Обиженно возмутился Роман и надул губы. – Ты что забыла!?
— Да, точно. Просто вот ЭТА твоя важная проблема из головы вылетела.- Засмеялась она.- Вон те, со звездочкой, попробуй.
— Ой, точно они мне идут.- Роман любовался собой.- Слушай, а ты чего сегодня такая веселая, довольная, прям обояшка?
Лиза не отвечала, она внимательно вникала в какие-то документы. В ответ на вопрос Романа она лишь пожала плечами и улыбнулась.
— Так, так, интересно. – Рома подошел поближе. – Круги под глазами, кожа усталая. Ты, Лизунь, не выспалась! А смеешься, улыбаешься, довольная как таракан. Деньги ты вряд ли на дороге нашла. Лизунь, а что происходит?
— Не знаю…..
Этот допрос с пристрастием немного смущал ее, но еще больше забавлял.
— Лиза, у тебя мужик появился? Точно? Я угадал? Ну, слава богу, а то я уже сам хотел заняться твоей личной жизнью. Присматривал для тебя некоторых….
— Некоторых — это которых?- Продолжала она веселиться.
-Котик, для тебя, только лучшее. Ты же меня знаешь, сам не съем, а для тебя…
-Ладно, хватит. Противно уже. Ты смету строительную видел, что-то там многовато насчитали. Созвонись с ними, встретиться надо. Еще надо с дизайнером в новый магазин съездить, определиться с общей идеей интерьера. – Лиза уже открыла ноутбук и что-то там читала с деловым видом.
— Слушай Лиз, а как думаешь, мы подружимся с твоим хахалем?
-Что? – Она не ожидала подобного вопроса. Осмотрев внимательно ухоженного Романа, она твердо заявила: — Нет. Даже не думай об этом. Работать давай, а то мы так никогда не откроем новый салон.
11.
Толик сидел, развалившись на диване, ноги он положил на рядом стоящий светлый пуф. В одной руке он держал бокал вина, второй медленно размахивал, «дирижируя» в такт звучащей романтической песни. Ему нравилась общая атмосфера этого дома, и он любил сюда заходить. Просторная светлая гостиная с большим окном, белая удобная мебель, темный ковер, множество забавных безделушек, фотографий и маленьких картин на стене придавали дому особое очарование. Так же нравилась ему и вторая комната. Спальня была гораздо меньше гостиной и не так продуманна в мелочах, просто кровать, комод, встроенный шкаф и большое зеркало. Но сама обстановка, сочетание черно-фиолетовых тонов и запах духов полностью меняли представление и отношение к хозяйке. И если, заходя, в светлую теплую гостиную, от умиления, хотелось подарить хозяйке белого плющевого медведя, то, попадая в спальню, гость ловил себя на других, уже не «детских» помыслах. Атмосфера, есть атмосфера. Было время, Толик сам хотел попытаться реализовать свои «не детские» мысли, но, поразмыслив, понял, что дружба всей его жизни важней, чем мимолетный секс, после которого у них вряд ли остались бы такие душевные и добрые отношения.
Толик сидел на Лизином диване, и наблюдал, как она суетливо гладила форменную рубашку.
— Елизавета Андреевна, когда ты прекратишь превращать это уютное жилище в казарму?
— Ты о чем?
— Да я о том, моя девочка, что человека этого ты знаешь меньше месяца, а ведешь себя как заботливая офицерская жена, мать двоих детей, которая еще и по гарнизонам моталась. Рубашечку гладишь, вон, камзол начистила. – Толик указал на форменную одежду, висящую на стуле. – А ботиночки ты уже надраила, или на сладенькое?
-Толик, — мягко отозвалась она,- я думаю, с ботиночками Стас и сам справится. А это не камзол, а китель, форменная одежда сотрудника МВД. Очень даже красивая, смотри погоны, звездочки какие. Мне нравиться о нем заботиться, тем более у них там завтра мероприятие какое-то, нужно быть при параде.
— Киса, «мероприятие» вообще в народе день милиции зовется!
— Ну да, точно. А еще, скажу тебе, мой котик, я теперь знаю все звание и сколько у кого должно быть звездочек.
-Грандиозно! Лиза, тебе без этих знаний вообще никуда!- Толик громко расхохотался.
— Да ну тебя, дурак. Ты ничего не понимаешь. – Театрально обиделась она, но не сдержалась и так же громко и весело засмеялась.
Их дружное веселье прервал звонок в дверь, Лиза пошла открывать.
— Стас, привет! Заходи, я тебя еще не ждала.- Она обняла его и поцеловала в щеку.- Вот, познакомься, это мой друг Толик, я тебе о нем рассказывала. Ну ладно, мальчики я на кухню, ужинать будем.
Карпов молчал. Он медленно обвел взглядом комнату и стал приближать к Анатолию.
Толик так же молчал, его очень смутило, что Карпов присел на пуф, напротив него, и стал выжидающе смотреть. Что сказать, о чем начать разговор?
— Я Анатолий Бобров, приятно познакомиться, — неуверенно начал он.
-Взаимно. Карпов.
— Я друг Лизы, мы с детства дружим….
-Да понял я.
— А что вы не снимаете пальто?
— Успею.
Толик не мог сообразить, о чем разговаривать с этим типом, но уловил, что тот не настроен на дружелюбную беседу. И хотя, Анатолий был опытным психоаналитиком и даже владел центром психологической разгрузки, в данный момент, он не мог считать точного психологического портера с этого каменного лица. Создавалось впечатление, что ты смотришь в глаза питбулю. Глаза вроде бы добрые, и не рычит собака, но, почему-то, твои ягодицы уже чувствуют боль от острых зубов. И для себя Толик не нашел более правильного решения, чем как можно скорее уйти.
— Не буду мешать, пойду, пожалуй. Пора мне, поздно уже. – Суетливо засобирался Анатолий Бобров.
— Спокойной ночи.- Отозвался Карпов.
— Лизонька, я пойду. Пора мне уже, поздно. — Толик одевал пальто.
— Толик, ты куда, а ужинать? — Хозяйка показалась из кухни.
— Я не голоден. Пока, позвоню.
Толик захлопнул за собой дверь. Из кухни вышла улыбающаяся Лиза.
— Карпов, ты мне так всех друзей распугаешь.
— Если они у тебя все такие, то ты мне еще спасибо скажешь.
-Ладно. Это тебе.- Лиза протянула Карпову небольшую коробочку с бантиком.- С наступающим профессиональным праздником тебя!
— Спасибо, а что это? Бриллианты, золото? Я не достоин. – Стас заглянул в коробочку.
— Это ключи от дома, ты дал мне свои, вот и я решила…. Мой дом – твой дом. Тем более, ты всегда приходишь без предупреждения, так что разделяй и властвуй.
— Спасибо. – Карпов с интересом разгадывал серебряный брелок на ключах.
— А брелок я долго выбирала, думала, что бы тебе понравилось. Мне, вообще, там коты понравились, но тебе я выбрала этот череп. Там у него еще дырка в голове, жуть…. Если не нравится, выброси.
— Нравиться. Спасибо, не ожидал.- Карпов обнял Лизу и поцеловал в лоб. Не привык он получать от женщин подарки, если не считать мало полезные вещи на двадцать третье февраля. Но ему было приятно, очень приятно.
12.
— Вот, заходи, — Лиза открывала стеклянную дверь. – Это мой новый магазин. Скоро ремонт закончим, открытие организуем, напьемся на вечеринке. Нравиться?
— Ничего себе….
— А тут будут зеркала, золотые стены, там кассы, примерочные кабинки, — Лиза жестами изображала детали будущего интерьера. – А там я еще не решила, аксессуары или белье разместить…. А ты что думаешь, Стас?
— Говорят, что по рабочему месту можно понять индивидуальность человека, вот смотрю….
— И что ты видишь?
— Фантазия у тебя бурная. Блеска много, глаза слепит. Я привык с грязью работать, с изнаночной стороной. А у тебя здесь одна упаковка, открываешь которую, а там плохо пахнет. Лицемерия много.
-Карпов, не бери близко к сердцу. Это мир женщин, ну и некоторых мужчин. Здесь должно блестеть. А что там внутри, это не мой профиль, пусть психоаналитики деньги зарабатывают. Тебе вообще место нравиться, атмосфера…
-Лиза, какая атмосфера? Голые стены, ремонта выше крыши.
— Да, с воображением у тебя туго. Но ты прав, ремонта и вправду до хрена, еще согласовать надо все с охраной, пожарными, крыша всякая….- Лиза схватилась за голову.
Стас притянул ее к себе и приподнял:
— А вот в этом я тебе точно помогу, не будет никаких проблем.
— Правда? – Лиза потянулась к нему, собираясь поцеловать.
-Кто здесь, Лизунь, котик, это ты? – Их воркование прервало нечто в красной шубе из невыясненного зверя. – Слава богу, это ты, а то я уже на помощь звать хотел.
— Ром, привет. Ты что здесь делаешь? – Лиза не особо обрадовалась столь внезапному появлению компаньона, еще и в таком дурацком наряде.
-Ой, да бумажки забыл, мы здесь сегодня со строителями были. Лиз, там такие мужланы….- хотел пожаловаться Роман, но вдруг прекратил и стал внимательно разглядывать Карпова.- А вы, наверное, Станислав? Слышал, слышал. Привет, Стас! – Роман кокетливо помахал ему ручкой.
Карпов стоял в недоумении, его острый ум в этот раз не мог быстро выдать верное решение. Вот что значит «вогнать в ступор». Что за цирк, что за клоун? Карпов с детство с недоверием к ним относился.
-Здорово, Ромка! Как жизнь? – Карпов с силой хлопнул Романа по плечу, да так что тот пошатнулся.- Не падай, побелка кругом, шубку попортишь.
13.
Уже в машине, по дороге домой, Карпов дал волю чувствам и веселью.
-Лизка, ты, где эту шубу выдрала? Что за Фунтик из циркового фургона?
— Я тебе уже сказала, это Роман, мой партнер.
— Нет, я думал Толик это потолок, но шуба вырвала победное очко!
— Он, между прочим, боксом занимался….
— Я буду остерегаться. – Карпов давно так не веселился.
— Да не в этом смысле….-Лиза улыбнулась.- Он в институте бы нормальным парнем, спортсменом. В драке из-за девушки нос сломал. Потом его исключили, в армию забрали. После института мы с ним случайно встретились, решили бизнес замутить. Сначала маленький магазин, потом побольше, ну а затем «Дом Гламура» придумали. Дело шло, вмести с ним, и Ромка стал «огламуриваться», сначала девочки, потом мальчики.
-Очаровательно. Просто Золушка.
— Кстати, с появлением мальчиков дело в гору пошло. Вот, расширяемся. Деньги идут, а в остальном, как говориться, «смотри, не кури».
— Лиза, а у тебя в окружении нормальные есть?
— Есть. Один. Это – ты, Стас. Мой единственный и неповторимый. – Она нежно погладила его по руке.
Карпов резко «вильнул» влево, машину немного занесло. Их подрезал черный внедорожник.
-Что за черт! – Карпов начал сигналить и «моргать», призывая внедорожник прижаться к обочине. – Сука, порву урода.
Он со злостью хлопнул дверью и направился к остановившейся машине. Из машины, с пассажирского сиденья, вышел крепкий мужчина лет сорока, он был одет по форме, в глаза бросались погоны полковника. За рулем сидел молодой парень, своим испуганным видом он напоминал ослика.
-Извини, Карпов, мы не хотели. – Усмехнулся мужчина.
— Миша? Миша, какого хера? Ты что мне за гонки устраиваешь?
— Да прости еще раз, сына ездить учу.- Он говорил уверенно, и немного высокомерно.- Мы тут, значит, катались, а тут ты, я поговорить как раз хотел, и говорю сыну догонять тебя, а он третий день за рулем, вот и устроил тут форсаж.
-Прощаю. – Карпов обратился к парню за рулем. – Учись, пацан, но больше так не делай, а то и на злого дядю нарвешься. Так что ты хотел, Миша?
— Стас, деньги нужны. Когда будет моя отходная по нашему делу, раньше можно пробить, дня через три?
-Нет, пока денег нет, через неделю, как и договаривались.
— Ну ладно, неделя, так неделя. Не на базаре. А что за женщина у тебя в машине? Красивая! А, Карпов? Я и не знал, что ты женат. Познакомь.
-Миша, а ты считаешь, что я должен тебя с каждой своей бабой знакомить. Оно тебе надо?- Карпов шел обратно в машину. – Давай, через неделю увидимся. Позвоню.
14.
В машине было неприятно тихо, всю дорогу Лиза молчала, отвернувшись в окно. Карпов решил не нарушать тишину, выжидая, когда она сама сдастся. Но она молчала, даже как-то скучно становилось. Уже припарковав машину, Стас решил все-таки разобраться:
— Лиза, что случилось?
— Все нормально. – Обиженно отозвалась она.
— Лиза, давай серьезно. Цирком на работе заниматься будешь. Еще раз – что случилось?
— Стас, ты вообще как ко мне относишься? Я распинаюсь, какой ты у меня единственный, а я значит очередная баба? – Она была в ярости. – И сколько нас у тебя? Не надо ржать, Стас, не смешно. Ты со мной только ночуешь, ты не пускаешь меня в свою жизнь, не разрешаешь приходить, и даже звонить, на работу. Мне, порой, кажется, что ты живешь отдельно своей жизнью, а я нашей, Стас!
По щекам Лизы катились слезы, она шмыгала носом.
— Лиза, послушай меня, и мы больше не будем к этому возвращаться.- Он взял ее за подбородок и развернул к себе. – Лиза, я не книжками торгую, работаю не с жизнерадостными мальчуганами. И чем меньше ты будешь знать о моей работе, чем меньше тебя будут видеть со мной, тем будет спокойнее мне и безопаснее тебе. – Он вытер рукой слезы с ее лица. – Живи в своем блестящем мире, Лиза, не лезь в говно. Ты поняла?
— Поняла. – Тихо отозвалась она. – Ты прости меня, я не должна была…. Глупо как-то….Я….Я просто люблю тебя, Стасик. Очень люблю.
Лиза нежно прижалась к Карпову.
Неожиданно. Совсем неожиданно.
Карпов обнимал ее, гладил волосы, целовал макушку, дышал ароматом кожи. В голове звучало одно: «Я просто люблю тебя, Стасик», «Я просто люблю тебя, Стасик». Это слова, просто слова. Но, какие это слова! Когда он последний раз их слышал, когда он последний раз чувствовал что-либо подобное? Слова…, но как хорошо, черт возьми!
15.
Поздним вечером Карпов подъехал к дому Лизы. Ее еще не было дома и он, не желая подниматься в пустую квартиру, решил подождать в машине. Она появилась минут через пятнадцать, вся такая цветущая, счастливая, радостно улыбаясь. Карпов вышел из машины и с нежностью наблюдал, как она приближалась. Ему нравилось наблюдать за ней, нравилось, как она выглядела. Лиза осторожно шла по скользкому асфальту, присыпанному колючим снегом. Не ней был модный меховой жилет из лисицы, который она ласково поглаживала, джинсы, обтягивающие ее стройные ноги и высокие меховые сапоги рыжего цвета, в тон пушистой лисе.
— Привет!
— Здравствуй, я тебе заждался. Что так поздно?
— Да пока все дела закончила, пока такси приехало, пока по пробкам доехали….
— А ты, почему без машины, или прав нет? – Усмехнулся Карпов.
— А ты можешь мне их подарить?
— Могу, но не подарю. Сама должна выучить и сдать, а потом еще раз мне сдать. Это безопасность твоя.
— Да есть у меня права, — кокетничала Лиза, — и машина была. Я ее продала, когда первый магазин открывали. Так больше и не обзавелась, да и ездить я уже, наверно, разучилась.
— Ну, ездить я тебя заново научу, поехали.- Карпов взял Лизу за руку и потянул в машину.
16.
Они долго колесили по пустым дорогам на окраине города. Карпов строго проверял ее знания правил дорожного движения, Лиза послушно отвечала, усердно вспоминая знаки. Она радовалась как ребенок, даже пыталась немного лихачить, но Карпов резко прерывал все ее слабые попытки «стрит-рейсинга».
— У тебя неплохо получается, а говоришь, забыла все. Надо тебе машину брать, тебе какие нравятся?
Лиза молчала.
-Лиз.
— Не надо мне машину. Захочу, сама куплю. Мне и так хорошо.
— Лиза, — Карпов зло улыбнулся, он терпеть не мог замашки современных эмансипированных женщин, — я первый раз вижу человека, которой постоянно пытается отказаться от подарков, тем более хороших. Или ты играешь, так не в театре.
Лиза молчала.
— Лиза! – уже на повышенных тонах сказал Карпов.
— Стас, — примирительно начала она, — не было у меня в жизни много подарков, привыкать не хочу.
— Лиза! – Карпов закатил глаза, он так же не любил разговоры про «все добилась сама» и «я твердо стою на ногах». — Давай без ток шоу «Я сама».
— Папы не стало в девяносто шестом.- Неожиданно начала она свой рассказ. — Офицер. Случайно, под Гудермесом уже. Я думала мама не переживет, сердце, давление, два месяца в неврологическом диспансере. А мне пятнадцать, Стас. Тут школа, поступать надо. Мама не работает, денег нет. Слава богу, бабушка, жива еще была, царство небесное, с пенсии помогала. Где я только не работала, и курьером, посуду мыла. Спасибо, Толика родители помогли, поступила на исторический. – Лиза тяжело выдохнула. – Года через четыре, мама с Лукасом познакомилась, через Интернет. Он деньгами стал помогать, хорошо помогать. Потом они поженились. Я тогда, наконец-то, выдохнула, осмотрелась, влюбилась первый раз в жизни.
Лиза замолчала, очень хотелось заплакать, но слез не было, ничего не получалось.
-А потом? – нерешительно спросил Карпов.
— Потом? Потом замуж вышла, рано, в двадцать лет, мы не долго встречались. Мама с мужем в Литву уехали, к Лукасу, там у него дом, дело свое. Я забеременела, сразу как-то. Сначала обрадовалась, потом испугалась. Мы с мужем посидели, подумали – денег нет, я студентка, он аспирант, диссертацию пишет, и решили, что пока не готовы к ребенку. Я даже маме, дурочка, не сказала, не хотела тревожить. Ну а когда жизнь наладилась, у мужа навязчивая идея появилась – дети. Ты даже не представляешь, сколько я лечилась, врачей обошла, все впустую. До сих пор ненавижу больницы. Ну, мы как всегда посидели, подумали и разошлись. Мирно так, тихо.
Лиза тяжело выдохнула и замолчала. Карпов смотрел на печальное лицо, опущенные плечи, ему захотелось посочувствовать, поддержать ее. Захотелось пожалеть, выразить свои чувства, но нужных слов не находилось. Да и что можно сказать женщине в таком деликатном деле, она и сама все знает. Он просто обнял ее, крепко прижал к себе.
— А знаешь, я его через время встретила. Шел обшарпанный такой, вид усталый. Он тогда почти сразу женился. Жена такая простенькая, мышка серая. Двоих ему родила, погодки.
Лиза на секунду замолчала.
-В гости пригласил. Живут скромно, тесно, бедно даже, а счастливые, радуются. Предлагали дружить. Но я больше их не видела. Не завидую, даже рада за него, зла не держу, сама виновата, испугалась трудностей. А внутри горько, как — будто украл он у меня что-то, что-то только мое.
Карпов еще крепче прижал ее к себе.
— Я всегда буду с тобой. – Сказал он. — Лиз, всегда буду.
17.
Карпов сидел в своем кабинете, рабочий день уже заканчивался, и он пытался определиться с планами на вечер.
— Алло, Лизка, привет! Ты где?
— Привет, солнышко, гуляю. – Отозвался по телефону приветливый голос.
— Где гуляешь, поехали, поужинаем где-нибудь.
— Я в торговом центре, по магазинам хожу. Приезжай, здесь и разберемся.
18.
Карпов не особо любил шумные, суетливые торговые центры, еще меньше он любил ходить по женским магазинам. Но Лиза настаивала, и ему хотелось сделать ей приятно, да и побыть вместе.
Припарковав машину на автостоянке торгового центра, он направился внутрь. Его не покидало странное неприятное чувство, непонятное душевное сопротивление, какое-то острое нежелание заходить туда.
— Я смотрю, ты скупила пол магазина.- Карпов забирал у нее пакеты.
— Я давно не ходила по магазинам, как говорится, шоппингом не занималась. Заниматься шоп-пин-гом, так эротично звучит. Ты как думаешь?
— Я думаю, сколько мы здесь ходить будем, я есть хочу.
— Стас, вообще-то предновогодние распродажи начались. Давай еще в пару магазинов, ну а потом, ладно, пастись пойдем. Хочешь в суши бар?
— В кафе мороженное. Я есть хочу.
— Хорошо, сам выберешь место. Только потом пойдем в кино, про любовь хочу.
— Злодейка, ты из меня веревки вьешь.
— Про любовь. Иначе, пойдем есть кучку вареного риса с куском сырой рыбы.
19.
Они сидели в небольшом уютном ресторанчике. Карпов с наслаждением поедал кусок жареного мяса, Лиза же с неохотой ковыряла свой овощной салат. Ей тоже безумно хотелось заказать себе кусок мяса, полить его калорийным соусом, потом заесть это все тортиком, а можно и мороженным. Но она еще много лет назад дала себе обещание не есть все эти вкусности, особенно на ночь глядя. Поэтому, чтобы отвлечь себя от плотоядных мыслей, Лиза разглядывала проходящих мимо людей.
— Какой ужас! – Возмутилась она.
— Ты о чем?
— Знаешь, Стас, вот смотрю я на современных молодых девушек – подростков, какие-то они все крупные, развитые не по годам.
— Тебе, не все ли равно? Акселерация.
— Мы просто другие были: легкие, чистые, наивные, если хочешь. Одевались, красились, но по другому, мило как-то. А тут она идет, все в огнях, — Лиза руками изобразила пышную округлую грудь и бедра, — куда ни глянь, все у нее прошедшая история.
— Лиза, ты на них деньги зарабатываешь, сама же говорила: «гламур рулит».
— Поражаюсь как эти девчонки, рожденные в лихие девяностые, в реальном дерьме, вмиг превратились в Барби. Тут же любую на обложку журнала можно. А что в душе у этой Барби?
— У Барби нет души. А девчонки вырастут, кто поумнеет, а кому и так хорошо. Лиз, а ты чего о смысле жизни задумалась?
Лиза смотрела ему в глаза и чуть заметно улыбалась, было ощущение, что она знает какую-то тайну, может ответ на вечный вопрос, но никому, пока никому, не расскажет.
— Ты доел свое вкусное мясо, теперь я про любовь хочу.
20.
Они шли в сторону кинотеатра. Лиза все так же молчала и разглядывала идущих навстречу людей. Народ в судороге предновогодних распродаж совершал покупки. Из залов магазинов раздавалась зомбирующая музыка, от ярких вывесок и рекламных плакатов пестрило в глазах. Они незаметно подошли к суетящейся толпе. Играла приятная музыка, щелкали вспышки фотоаппаратов, люди с телекамерами снимали репортаж. Девушки промоутеры в длинных блестящих платьях раздавали рекламные флаеры.
— Добрый вечер, приглашаем Вас на открытие нового ювелирного салона.- Красавица протянула листовку Карпову.
— Добрый вечер! – Девушка попыталась всучить листовку и Лизе, но та слегка оттолкнула ее, и прошла вперед, ближе к телекамерам.
В кругу репортеров стоял молодой мужчина, лет тридцати пяти, в черном смокинге. Он был высокого роста, хорошо сложен. Правильные черты лица, аккуратно уложенные светлые волосы и белоснежная улыбка, делали его похожим на героя-любовника из старого американского кино. Владелец салона уверенно общался с репортерами.
— Это первый салон, который мы открыли. В следующем году мы планируем открытие еще трех салонов в Москве, и несколько в наиболее крупных городах нашей необъятной Родины. Пользуясь случаем, хочу пригласить гостей в наш салон. Весь декабрь у нас снижены цены, а так же вас ждут приятные новогодние подарки. На этом, пожалуй, все, господа. – Мужчина небрежным жестом отстегнул микрофон.
Карпов внимательно наблюдал за Лизой, но не мог понять ее реакции. Она и так сегодня была весьма лирически настроена, но вот эта ее стоика, как у кролика, загипнотизированного коброй, перед ювелирным магазином его настораживала.
— Хочешь зайти? – Осторожно спросил он.
— Нет. Поехали домой.
— Ты же в кино хотела.
— Устала. Стас, поехали домой.
-Елизавета! – За спиной раздался мужской голос. – А я смотрю ты или не ты?
К ним приближался молодой мужчина, только что распрощавшийся с журналистами.
— А это, все-таки, ты. – Он взял ее руку и приложил к своей щеке. – Еще прекраснее.
Мужчина заглянул Лизе в глаза.
— Может быть, зайдешь, посмотришь мое творение?
— Нет. Мы спешим.
Владелец салона внимательно посмотрел на Карпова и дружелюбно протянул руку.
— Может, все-таки зайдете?
— Не сегодня, девушка устала.
21.
Уже в машине Карпов решил спросить:
— Любовник твой?
— Да. Бывший.
— Ты ничего не хочешь мне рассказать?
— Что рассказать? Виктор Архипов. Два года встречались. Два года жизни, а сказать нечего. – Лиза замолчала. — Стас, да ты не ревнуй. Все в прошлом.
— Я не ревную.
— Ну да, я и вижу. – Уже веселее отозвалась Лиза. Она самодовольно отвернулась к окну. Наконец-то, она увидела истинную реакцию в глазах Карпова. Струнка ревности, за которую при случае можно и дернуть, была натянута. Наконец-то, она почувствовала, что не безразлична этому мужчине. Попался!
22.
Лифт не работал. Лизе и Карпову пришлось подниматься пешком по лестнице. Уже на своем этаже Лиза жестами попросила Карпова остановиться и замолчать. Она тихо на цыпочках подошла к соседской двери и, вытащив жвачку изо рта, залепила смотровой глазок.
— Лиз, это мелкое хулиганство, до пятнадцати суток.- Карпов с интересом наблюдал, как приличная девушка на глазах превращается в злостного нарушителя.
— Стас, это Вера Васильевна. – С той же интонацией отвела она.- Честь и совесть нашего подъезда. Мне утром соседка пожаловалась, что она под дверью шпионит, компромат собирает, проверить хочу….
Не успела Лиза договорить, как дверь открылась и на пороге появилась недовольная пожилая женщина, одетая в цветастый фланелевый халат и серый вязаный жакет сверху.
Она бросилась к глазку, но Лиза вовремя успела отлепить свою жвачку.
— Вера Васильевна, добрый вечер!
— Ой, Лизонька, это ты, девочка. А я то думаю, кто там ходит так поздно.- Она с опаской покосилась на Карпова, который был по форме одет.- Что-то случилось? Вы ко мне? – Перепугалась Вера Васильевна.
Карпов лишь усмехнулся, он даже не собирался что-либо объяснять, пусть уж Елизавета отдувается за свое ребячество.
— Вера Васильевна, это Стас Михайлович, мой друг. Мы уже домой шли, а тут вы вылетели. Вы себя хорошо чувствуете, нормально все? – Заботливо осведомилась Лиза.
Вера Васильевна спокойно выдохнула, расправила плечи, опасность ей больше не угрожала, и деловито начала:
— Хорошо, что милиционер. Таких нам в дом и надо. А то лазает тут всякая шантрапа, малолетки долбанные. У нас хоть и домофон, а все равно сброда много, пьют, курят, смеются громко, по углам, прости господи, сношаются. Я и в милицию ходила, да толку нет. – Махнула рукой женщина.- Я тут цветочки в горшках посадила в зиму, так они ссать туда стали, наркоманы. Вы уж, Стас Михайлович, помогите, разберитесь.
-Разберемся. Накажем по всей строгости!
Лиза провожала взглядом заходящую домой соседку, как только дверь закрылась, она прошептала:
— Уверена, она и сейчас подглядывает.
— Пожалей старушку, дай ей пищу для размышления. – Карпов потянулся к ней за поцелуем.- Сказку на ночь.
— Бессонной ночи, старыши?
23.
Карпову не спалось. Был уже пятый час ночи, но он все никак не мог уснуть. В доме было тихо и уютно, бок грела теплая Лиза, мирно сопевшая во сне. Все было вроде бы хорошо. Но его мучил один вопрос: «Что дальше?». Он вспоминал их первую встречу, знакомство с ее миром, так не похожим на его суровую действительность, вспоминал ее слова, смех, нежные прикосновения. Карпову нравилось быть с ней, она была, пожалуй, единственной женщиной, сумевшей его отогреть. С ней было хорошо, мирно как-то, он даже начал чувствовать себя счастливым человеком, гораздо реже болела голова, и, до сегодняшней ночи, не тревожила бессонница. Но все равно беспокоил вопрос: «Что дальше?». На работе, как всегда, проблемы, но он обязательно доведет все дело до конца и получит кресло начальника ОВД, у любого из глотки выгрызет. Это будет новый этап в его жизни, новые возможности, и новые деньги. Работа, карьера, деньги, любимая женщина. Все складывается удачно, но все равно: «Что дальше?» Неопределенность и тревога терзали его душу, ему необходимо было решить эту проблему. Он и решил.
В то утро Карпов встал очень рано, тихо, стараясь не разбудить Лизу, оделся, позавтракал и уехал на работу. В течение всего дня он обдумывал возможные варианты развития событий, жизненные перспективы. Но он еще ночью все решил. Поэтому в середине рабочего дня он сел в машину и поехал за необходимым атрибутом. Он просто решил, выбрал и купил обручальное кольцо.
Карпов сидел в своем рабочем кабинете и разглядывал кольцо.
— И что говорят в таких случаях? – Спросил он сам у себя.
Решив, что на месте разберется, он спрятал коробочку с кольцом в карман пальто и нашел в телефоне Лизин номер.
— Стас, привет! – Ласково отозвалась она где-то далеко.
— Привет! Ты сегодня долго на работе?
— Не планировала. А что ты хочешь, могу и сейчас уйти.
— Сейчас не надо, у меня еще дела. Давай вечером пораньше увидимся. У меня к тебе серьезный разговор.
— Ну, давай, — кокетничала по телефону Лиза, — я и сама хотела с тобой поговорить. О важном! Целую.
Карпов бросил телефон на стол и потянулся к сейфу, разыскивая необходимые документы. В дверь постучали.
— Да.
— Стас, я тут папки тебе принес, документы подписать надо. Посмотришь? – Это был один из его оперативников.
— Юра, брось на стол, потом гляну. Я сейчас уеду, звони, если что.
24.
Карпов сидел в машине, все дела были закончены, и он уже собирался уезжать. В окно машины постучали. Стас весьма удивился, увидев за стеклом Виктора Архипова, просящего жестом открыть окно.
— Что хотел?
— Поговорить. Может, выйдешь?
На улице было сыро и ветрено. Чтобы укрыться от резкого порыва ветра Карпов поднял воротник пальто и, прищурившись, посмотрел на Виктора. Тот стоял на самом ветру в распахнутой короткой шубе и открывал пачку сигарет.
— Сигарету? – Виктор уже закуривал свою.
— Не курю.
— Молодец, какой. А я все не брошу. – Архипов на секунду замолчал. – У меня офис тут. Иду на стоянку, вижу ты. Прямо судьба поговорить.
— О чем говорить будем?
— О Лизке. Обратно ее хочу. – Начал Архипов нагло и самоуверенно.
— Хотеть не вредно. Ты вообще, головой думаешь, инстинкт самосохранения работает?
Архипов выпустил струю дыма, и, прищурившись, с улыбкой посмотрел на Карпова.
— Подполковник Карпов. Начальник СКМ. Связь с криминалом, крышевание мелкого, среднего бизнеса, коррупция…. — Виктор говорил грамотно и уверенно. — Я тут кое-что пробил, связи есть.
— Витек, да у тебя, я смотрю, в бизнесе тоже не все гладко. Сомнительные партнеры, схемы мутные, отмыванием попахивает…. А ты решил связями прихвастнуть?
— Да, со связями неувязочка вышла. Тогда, давай, по честному решим с кем баба будет. Пусть сама выберет.
— Ты еще монетку брось, придурок. – Карпов повернулся и собрался уходить. В этот момент ему очень захотелось размазать Витька по капоту машины, но сегодня был не тот день.
Архипова смутил уверенный и грубый тон Карпова, он не ожидал такого безразличного поведения. Сам Виктор был настроен на жаркое выяснение отношений, а тут как будто холодной водой умыли. Да еще Карпов собрался уезжать, не закончив разговора.
— А что ты ей можешь дать? – Архипов терял самообладание.- Ты предлагаешь ей всю жизнь варить супы и ждать тебя с работы, ждать очередного повышения? Она же со скуки сгниет! А у меня есть деньги, перспективы. Я дам ей все: деньги, заграницу, салоны, магазины, да хоть ток шоу по телевизору. Я сделаю ее счастливой, все что захочет. Хоть ребенка. Возьмем и усыновим, маленького, большого, совсем орущего, да хоть клонируем….
— Слышишь, ты, — Карпов схватил Виктора за шубу и притянул близко к себе, — я тебе сейчас ничего не сделаю, хотя очень хочется. Я запрещаю тебе приближаться к моей женщине, не то я сам тебя клонирую. – Он бросил Архипова и направился к машине.
— Посмотрим. – Закричал ему вслед Виктор. – Я ее на днях в Вену увезу. Она сама сделает правильный выбор.
— Ты меня услышал. – Карпов сел в машину и уехал.
Виктор еще какое-то время стоял на дороге и поправлял свою шубу. Потом достал сигареты, закурил и направился к своей машине.
25.
-Хорошо у тебя Толик, прям, действительно, расслабляет.
— Лиз, ну ты вообще в центре психологической разгрузки, здесь должно быть так.
Лиза полулежала в большом белом кресле, раскинув руки. Ее обнаженные ступни спрятались в ворсе большого пушистого ковра. В глаза бил яркий свет от большой люстры на потолке, она закрыла глаза и представила себя на берегу моря. Эту идеальную картину прервал не в меру любопытный Толик.
— А чего не на работе, солнце еще высоко.
— Ушла. Сегодня Ромка трудиться. Решила к тебе заехать, разгрузиться.
— Как тебе мой новый кабинет.
— Красиво.
— Если ты попала в кабинет психоаналитика, может, поговорим о проблемах, по душам?
— Отстань, — усмехнулась она, — я загораю.
— Давай вечером отметим мой кабинет.
— Не сегодня, я потом домой, Стас будет ждать….
— Я тебя не узнаю, ты меня вообще забросила. Тебя на коротком поводке держат. Кстати, Архипов в городе, ювелирку открывает.
— Знаю, открытие видела.
— Он искал тебя.
-Знаю, звонил.
— Говорил, что хочет заново попробовать.
— Знаю, звонил.
— Знаю. Звонил. – Передразнил ее Толик.- И что?
— И ничего!
26.
Вечером Лиза подъехала к дому и припарковала машину. Она уже подходила к подъезду, как ее неожиданно окликнули:
— Елизавета! Остановись!
Она обернулась и внимательно вглядывалась в темноту, пытаясь узнать идущего к ней человека.
— Вить, привет, а что ты здесь делаешь? – Ей была неприятна это встреча.
— Привет! Неужели, ты теперь на машине?
— Да. – Скромно ответила Лиза, любовно оглядывай свою новенькую черную Хонду Аккорд.
— Лизочка, я поговорить хочу. По телефону ты меня отбриваешь, вот я сам пришел.
— Поговорить о чем?
— О чем? О нас, Лизонька, только о нас.
— Вить, сейчас вообще не время, прекрати, да и вообще нет никаких…..
— Я, кажется, запретил тебе к ней подходить! – К ним направлялся разъяренный Карпов.
Лиза еще никогда не видела своего Стаса в таком не вменяемом состоянии. Она хотела его остановить, все объяснить, но не успела. Карпов со всего размаха ударил Виктора в челюсть. Архипов не ожидал удара и мгновенно упал на землю. Он хотел подняться и дать сдачи, но Карпов вновь схватил его за ворот шубы и замахнулся.
— Стой, Стас, отпусти его.- Вмешалась Лиза.- Ты же убьешь его. Отпусти.
Она пыталась их разнять. Карпов отпустил Виктора и отошел в сторону, но Лиза все равно придерживала его, опасаясь новой стычки. Архипов поднялся с земли. Вид у него был растрепанный, лицо разбито, из носа текла кровь.
27.
Карпов сидел на диване, взволнованная Лиза ходила по комнате.
— Стас, но нельзя так. Ты же его чуть не убил, сравни себя и его. Стасик? – Лиза пыталась вызвать его на разговор.
Карпов молчал. Смотря на Лизу, он засунул руки в карманы пальто и что-то там перебирал.
— Я первый раз тебя вижу таким. Ну что за мальчишество. Как петухи, мать вашу. Стас?
Карпов молчал.
— Я понимаю, у тебя трудности на работе, но это же не повод вот так просто махать кулаками, можно и словами объяснить. Я не узнаю тебя, Стас, ты же не такой!
— Ты меня плохо знаешь.- Карпов поднялся с дивана и медленно пошел к выходу.
— Стас, ты куда? Ты же поговорить хотел, да и у меня есть важная новость.
— Лиз, не сегодня. Потом поговорим.
— Ну, как знаешь. – Лиза смотрела в след уходящему Карпову.
Дверь захлопнулась. Ей сразу стало как-то скверно и грустно, уже давно она не проводила вечер в одиночестве. Очень неприятная ситуация, как она вообще ее могла допустить? Что за мыльная опера? Необходимо раз и навсегда расставить все точки над «й», жить дальше со спокойной душой.
Лиза достала из сумки телефон и набрала до боли знакомый номер.
— Витя, поговорить надо.
28.
На следующий день Карпов сидел в своем рабочем кабинете и подписывал документы. Голова раскалывалась, и зачем он так напился этой ночью? Действительно, мальчишество какое-то, права была Лиза. Ладно, там, Витька немного попинал, надо было больше, нужно было еще днем отбить у него всякое желание лезть не в свои дела. Но зачем от Лизы ушел, зачем телефон отключил? Что за маскарад? Взрослый мужик, хотел женщине предложение сделать, а тут на тебе, нервы сдали, Отелло еще, блин. Надо помириться, а то очень гадко на душе. Надо позвонить. Телефон. Телефон? Карпов обыскал свои карманы. Черт, он и еще и телефон дома забыл. Дожили. Все равно нужно позвонить, он потянулся к рабочему телефону. Но передумал. Надо прийти в себя. Не хотел он в таком состоянии, с бодуна, объясняться с Лизой.
В дверь постучали.
— Да.
— Стас, ты звал? – Это был один из его оперативников.
— Да. Вот тебе ключи, сгоняй ко мне домой. Я там телефон оставил. Только быстро.
— Хорошо.
29.
Стас ехал к Лизе домой. Очень странно: в телефоне от нее шесть не принятых вызовов, еще утром звонила, а сейчас телефон выключен, домашний не отвечает, на работе ее нет. Что случилось? Карпов волновался и все дорогу пытался дозвониться.
30.
В квартире Лизы не было, но был какое-то беспорядок, создавалось впечатление, что хозяйка собиралась впопыхах. Шкаф открыт, куртка свисает, на полу валяется шарф. Стас осмотрел комнаты, этот бардак его насторожил. В спальне, в углу, лежала сумка, с которой Лиза была вчера. Карпов поднял ее, из сумки вывалился всякий хлам: заколка, зеркальце и ключи от машины. Стас положил ключи на тумбочку. Все странно, но почти понятно.
31.
Стас закрыл своими ключами входную дверь и уже собирался уходить, как его позвали.
— Добрый день, Стас Михайлович! – это была соседка Вера Васильевна.
Карпов кивнул головой.
— А Лизка уехала. С мужчиной. Я еще удивилась, что не с вами, наверное, родственник. – Ехидничала женщина. – А он такой высокий, видный. А у Лизки сумка маленькая была, вернется скоро.- Она махнула рукой, определяя всю несерьезность положения.
— Куда сказала?
— Ой, а я и не расслышала. Город какой-то, то ли на Б, то ли на В. Да не сильна я в этой географии.
— В Вену?
— Чего? – Удивилась Вера Васильевна.
— Город такой, Вена.
— Да, нет. А может и туда, говорю же, не расслышала я за дверью. Но точно, она про работу говорила. Может в командировку?
32.
Ромка стоял за прилавком и разбирал только, что поступившую бижутерию. Клиентов не было, и продавцы-консультанты скучали в подсобке. Дверь резко открылась, и в магазин влетел разъяренный Карпов. С порога он направился к Роману.
— Лиза где?
— Что Лизку потерял? Она у нас такая «потеряшка». – Шутливо кокетничал Роман.
Карпову не понравился шутливый тон крашенного петуха, еще он точно понял, что Роман что-то скрывает.
— Слушай, «потеряшка», Лиза где? – Карпов резко схватил его за рубашку и через прилавок потянул к себе.
— Да отпусти, ты! – Роман ловко вырвался, и продолжил уже другим тоном, тоном, которым говорил прежний Роман, парень, который не позволит себя обидеть. – Уехала твоя Лиза. С Архиповым. Знаешь такого?
— Куда?
— Кто ее знает. Пришла, забрала деньги, сказала — потом объяснит. – Роман был уже дружески настроен. – Не парься, тебе же лучше. Ты нормальный мужик, не смотри так, я в нормальном смысле. Тебе домашняя баба нужна, чтоб хозяйка. А Лизка? Она, конечно, телка прикольная, но сука по-жизни, всегда сухой из воды выйдет. Рыбка ищет, где глубже, а Лизка, где лучше…..
Роман еще бы продолжал свои рассуждения, но Карпов его больше не слушал, он ушел.
33.
Рабочий день был окончен, в офисе стало тихо и даже, как-то, пусто. Белокурая секретарша медленно собиралась домой. Она сняла туфли, надела сапоги, достала из сумочки косметичку. Накрасив губы, девушка еще долго рассматривала себя в зеркало, она до сих пор сомневалась – идет ли ей новый цвет волос. За своими размышлениями она не заметила, как в офис вошел высокий, крупный мужчина в черном пальто. Он направился прямиком к ней.
— Где твой хозяин?
— Виктор Васильевич? – Испуганно переспросила девушка, нажав под столом кнопку вызова местной охраны.
— Да, Архипов. Где он?
— Уехал.
— Куда? С кем?
— Вообще-то я не обязана вам об этом говорить.- Смело, придя в себя, заявила секретарша.- Это конфиденциальная информация. А Вас, молодой человек, я попрошу покинуть помещение.
— Женщина, — устало начал Карпов, вытаскивая пистолет из кобуры, — я тебя сейчас пристрелю. Где он?
Девушка испугалась, но старалась не подавать вида. Она увидела, как в дверь входит охранник, который во всем разберется.
— Ленусик, что случилось? – Крепкий охранник направился к Карпову. – Молодой человек, покиньте помещение.
Охранник готов был вышвырнуть этого типа за дверь, но, увидев пистолет, остановился на пол пути. Наверное, следовало вызвать милицию. Лезть на амбразуру он не собирался.
— Уголовный розыск.- Карпов достал удостоверение.- Вон пошел, без тебя разберемся.
Карпов выжидающе смотрел на перепуганную секретаршу.
— Ленусик, давай быстрее.
— Да, пожалуйста, — закричала Лена, — мне не так много платят, что их жопы выгораживать. Уехал Виктор Васильевич, с бабой какой-то, невеста, наверное. Я ее вообще не видела. Просто билеты заказала. Он мне ксерокопии паспортов дал.
Она швырнула папку с документами на стол.
— Вот они. Архипов и Прохорова. Билеты в Вену на сегодня, шестнадцать двадцать, улетели уже.
Карпов уставился на бумажки. С черно-белой размытой ксерокопированной фотографии на него смотрели родные глаза, смотрела Лиза. Карпов не хотел верить своим глазам, он просто не хотел верить, что женщина, которой он поверил, так легко и тупо кинула его, разменяла на монеты. Он не хотел верить. Все было понятно еще днем, в Лизиной квартире, но оставалась надежда, пусть призрачная, но она была. А теперь ее нет. Нет и все.
Карпов присел на офисный стул и стал медленно засовывать пистолет обратно в кобуру, положил в карман удостоверение. Резкая боль в голове заставила его зажмурить глаза, он обхватил голову руками.
— Мужчина, товарищ милиционер, может воды принести? – Участливо спросила Лена.
— Не надо.
34.
Стас Карпов одиноко сидел на кухне, в своей квартире. Перед ним на столе стояли початая, оставшаяся со вчерашнего вечера, бутылка водки и стакан. Было темно, комнату освещал лишь тусклый свет с улицы. Все было понятно: деньги, красивая жизнь – мечта каждой девчонки с детства, блеск затмили глаза. И все было совершенно непонятно. Как Лиза, его теплая, нежная Лиза, могла повестись на эту мишуру. Деньги нужны, в доме должен быть достаток, но все было, никто ни в чем не нуждался. Вопрос «почему» зависал в образовавшейся пустоте. Создавалось ощущение, что эта пустота, прижмет к полу, раздавит его. Хотелось закричать, разбить стену, найти и задушить их. А лучше свернуть шею Архипову, а Лизку не трогать. Как она могла это сделать? Как могла? Как?
Мама часто говорила маленькому Стасу, что мужчины не плачут. Мама, мамочка, мужчины все-таки плачут, но делают это редко и про себя. Когда больно, очень больно, когда йод и бинты не помогают, и даже таблетка «Кетарола» не спасает. Вот водка хорошая вещь. Легче, конечно, не становиться, но она позволяет проще смотреть на ситуацию, объективнее.
Карпов налил себе водки в стакан и выпил.
Он всегда все держал под контролем: свои чувства, их отношения, и даже будущие перспективы подчинялись его воли. Когда же он упустил момент, позволил событиям идти своим чередом, когда он потерял бдительность? Где была допущена ошибка? Карпов перебирал в памяти события своей жизни за последнее время, за месяц жизни с Лизой. Отчетливо вспоминался сырой осенний вечер.
35.
В тот вечер Карпов поздно пришел домой, на его кухне хозяйничала Лиза, она ловко раскладывала закуски по тарелкам. На столе стояли три бутылки шампанского.
— Что за маскарад? – Карпов с интересом разглядывал соблазнительный наряд Лизы — некое подобие формы американского полицейского.
— Я тут в журнале прочитала, что мужчинам нравятся ролевые игры. – Она кокетливо продемонстрировала себя со всех сторон.
— Лиза, мужчинам нравятся честные, любящие глаза, ну и голая аппетитная женщина, конечно. А глупости в журналах пишут очкастые тетки, которые нормальных мужчин только по телевизору смотрят, и то в криминальных хрониках. – Он стащил с тарелки кусок сыра.
— Ты мне зубы не заговаривай. У нас сегодня маскарад, ну хочешь, назовем его Хэллоуин, мы его не отмечали.
— И что делать будем?
— Как что? Оборотней гонять!
Она вплотную приблизилась к нему и, приставив к его груди пальцы, пытаясь изобразить пистолет, произнесла, ломая язык на американский манер:
— Вы арестованы, я полицейский.
Карпов резко обхватил ее за талию и, развернув, прижал спиной к себе.
— Да ладно тебе, я сам милиционер!
Потом они пили шампанское, ели Лизины закуски, целовались и много смеялись. Карпов даже не думал, что в его годы, можно вот так весело и беззаботно смеяться, проводить время, не о чем не переживая. Чем больше Лиза пила, тем меньше стыда оставалась.
— Я хочу танцевать.- Заявила она, запинаясь на каждом слове. – Поехали в клуб.
— Какой клуб, тебе спать пора! – Практически трезвого Карпова очень забавляла и волновала пьяная Лиза.
Лиза не унималась. Она включила музыку и пыталась танцевать, проглядывались даже элементы стриптиза. Но шампанское било в голову и неудавшуюся стриптизершу сшибало из стороны в сторону. Карпов смеялся. Для продолжения шоу программы Лизе понадобился его китель, за которым она полезла в шкаф. Танцы она продолжила уже в милицейской форме, демонстративно, в такт музыке, смахивая пыль с погон. Стас хохотал. Допив последний бокал шампанского, Лиза мягко, как кошка, устроилась возле него на диване и мгновенно уснула. Он заботливо снял с нее всю атрибутику ролевых игр и уложил спать.
На утро Лизе было плохо. У нее болела голова, ее тошнило, она капризничала, и вела себя как малый ребенок. Карпов заваривал ей чай, подавал салфетки, гладил по голове и всячески утешал. Немного прейдя в себя, Лиза решительно заявила:
— Я больше не пью. Никогда.
— Ага.- Усмехнулся Карпов. – Однажды, лет в пятнадцать, я тоже так подумал.
36.
Карпов снова налил себе водки и выпил залпом. Странно, совсем недавно Лиза хозяйничала на этой кухне, а теперь он снова один. Наверное, когда-то тогда и стерлась грань, упала кирпичная стена между ним и Лизой. Он расслабился, поверил ей, появилась надежда на счастливое будущее.
Карпов обхватил голову руками.
— Лизка, вернись. Без тебя плохо, будет хуже.
Он потянулся за бутылкой водки, но внезапно остановился. Руки мерзли, он засунул их в карман пальто, чтобы согреть. В кармане Карпов нащупал какой-то небольшой предмет. Это была коробочка с кольцом. Он встал со стула и подошел к окну, чтобы еще раз разглядеть кольцо. Наверное, хорошо, что он не успел надеть его ей на палец. А то какая-то «сбежавшая невеста» получилась бы. Карпов со злостью захлопнул коробочку, подошел к мойке, открыл дверцу и швырнул ее в мусорное ведро.
Вот и все. Все. Теперь, как и прежде, работа будет главной женщиной в его жизни.

16.
Карпова вели по отделению. Народ расступался, при виде бывшего начальника СКМ сотрудники вжимались в стену. Создавалось впечатление, что они увидели приведение, может даже и с мотором.
17.
Карпов сидел на стуле в кабинете следователя. Руки были в наручниках.
За столом, напротив, сидел молодой следователь Василий Глебов. Он презрительно смотрел на задержанного, ему было крайне неприятно вести допрос. Василий не застал того времени, когда Карпов был здесь грозным, вездесущим начальником СКМ, но многое об этом слышал. К тому же, зверский расстрел невинных людей, который устроил этот тип, чуть не отбил желание у Василия работать в органах.
— Так за что ты на женщину напал?
— Лейтенант, ты глухой? Я сказал уже все, дай мне телефон, у меня жена в больнице.
— Не положено!
— У меня дочь пропала, давай начинай мероприятие….Или научить?
— Где он? – Зимина со злостью хлопнула дверью. – Ты оборзел? Я надеялась, что больше никогда не увижу тебя.
— Зимина, не ори. Дай телефон, мне в больницу позвонить надо.
— Я уже позвонила.
Карпов выжидающе смотрел на нее.
— Все хорошо! – Зимина осеклась под его взглядом.- В смысле, не смертельно. Ушибы, сотрясение небольшое, ребро сломано. Кто это сделал?
— Не знаю. Разберусь, сам удавлю.
— Надеюсь, ты помнишь, что мы можем тебя задержать….
— Ты это мне рассказываешь? Зимина, у меня дочь пропала, искать надо.
В комнату зашел дежурный.
— Ирина Сергеевна, там женщина пришла, свидетель. Это она наряд вызвала, говорит, что все видела. Пригласить?
-Веди.- Махнула рукой Зимина.
18.
Вера Васильевна, соседка Лизы, сидела на стуле в кабинете следователя. Она опасливо косилась на Карпова в наручниках.
-Женщина,- обратился к ней Глебов,- вы знакомы с задержанным?
— Это же Стас Михайлович! – Развела руками женщина.- Он же милиционер, ну, полицейский в смысле.
— Гражданка. – Глебов не мог сдержаться.- Перед вами не полицейский, а так называемый «оборотень в погонах». Это преступник, который расстрелял неповинных людей и был признан психически невменяемым. Надо еще разобраться, как он оказался на свободе…
— Ну, хватит!- Перебила его Зимина. – Женщина, давайте по делу. Вы наряд вызывали, видели все? Это он напал на вашу соседку?
— Нет, что вы! — Возмутилась соседка.- Это же Лизкин муж. Ну не муж он ей, конечно, так живут…. Но он отец Дашеньки, заботливый, гуляет с ребенком. Ничего плохого не могу сказать….
— Ближе к делу. Вы преступника видели?
— Не совсем. Я дома была, как услышала крик за стенкой. Ругались там. Я еще удивилась, думала, что это Стас Михайлович с Лизой. Они вообще мирно живут, дружно. Вот, а потом она кричать стала, шум послышался. Затем еще и Дашенька плакать стала, громко так, заливался ребенок прямо. Я к двери побежала, но ничего не увидела. Потом к окну. А он, я его не сразу узнала, девочку в пиджаке своем на руках нес, и в машину, так и поехал.
— Кто он? – Торопила свидетельницу Зимина.
— Да его Стас Михайлович знает. – Она рукой указала на Карпова. — Это же с ним Лизка тогда уехала, когда бросила его. Только он теперь крутой, с охраной, на двух машинах уехали.
— Машину помните. – Следователь уточнял приметы.
— Черная большая, блестящая, крутая такая. А больше не знаю, не разбираюсь я в них.
— Ладно, вы свободны.- Зимина открыла дверь. – Ели понадобиться мы вас вызовем.
— Хорошо. – Вера Васильевна направилась к выходу. – Надо же, оборотень! – Соседка перекрестилась.
19.
— Ты понял, кто это? – Спросила Зимина.
-Да. Архипов, сука, мать его. Сними наручники. – Карпов протянул руки к Глебову. – Зимина, ты должна мне помочь.
— Вась, сними наручники. – Поторопила его Зимина командным голосом. – И оставь нас на пару минут.
Как только Глебов покинул кабинет, Карпов повторил свою просьбу.
— Ты должна мне помочь.
— Что-то много я тебе должна, тебе не кажется, что это уже перебор.
-Ира, пожалуйста. Речь идет о моем ребенке, не время считаться.
-Хорошо. – Тон ее стал мягче.- Что ты собираешься делать? Что надо?
-Мне нужно оружие. Я сейчас уйду, потом разыщу его и все сделаю сам, а ты просто не вмешивайся.
Зиминой сложно давалось решение, она колебалась, не могла решиться.
-Хорошо. Есть у меня пистолет левый, я его тебе дам. У тебя ровно сутки, не больше. Если ты, не дай бог, как-то засветишься, я даже не знаю….
— Не бойся. У тебя не будет никаких проблем, я все решу.
— Да, еще, Глебова возьмешь.
— На хрен он мне нужен?
— Я ТАК сказала. — Повысила голос Ирина Сергеевна. — Или вообще никак, да и мне спокойнее будет. Да, вот еще один помощник.
Ирина Сергеевна открыла дверь и позвала:
— Заходи!
На пороге стоял полный мужчина по имени Алексей, один из бывших оперативников Карпова, который остался работать, не уволился вместе с остальными.
— Как только узнал, кого задержали, сразу прибежал. Волнуется, страж преданный.
Зимина вышла из кабинета.
— Здорово, Стас. – Алексей протянул руку Карпову. – Рад тебя видеть.
20.
В офис вошли трое, во главе был высокий крупный мужчина. Лена узнала его, именно он несколько лет назад угрожал ей оружием, разыскивая Виктора Архипова.
Карпов с порога направился к секретарше.
— Здравствуй, Лена, давай сразу к делу. Где Архипов.
— Я не знаю. – Перепугалась девушка.
Карпов достал из кармана пистолет и положил на стол.
-Ленусик, давай быстрее.
-Я….Я правда не знаю. – Запиналась на каждом слове Лена.- Он не отчитывается передо мной. Не знаю.
Она испуганно смотрела на Карпова.
-Правда, сегодня так странно было. Мне Саша звонил, его охранник, сказал для какого-то ребенка вещи купить, игрушки, еду. Вот. – Она вытащила большой пакет из под стола.- Водитель должен на дачу Виктору Васильевичу отвезти.
На глазах Лены показались слезы, руки дрожали.
— Адрес пиши. – Сказал Карпов уже более дружелюбно и спрятал пистолет. – Не бойся, все будет хорошо. На вот. – Он протянул ей платок.

21.
— Саша, ну где водитель, сколько еще ждать. – Архипов нервничал. – Она скоро проснется, кормить чем будем?
Виктор сидел на большом кожаном диване в своей светлой гостиной, отделанной деревом. Рядом с ним спала Даша.
Охранник Саша ходил по комнате и с кем-то разговаривал по телефону:
— Что за херня? А ты? Совсем с ума сошла женщина. Ну, давай, перезвоню.
Архипов с нетерпением ждал ответа.
— Ну что там?
— Виктор Васильевич, да не понятно. Водитель говорит, что Ленка заявление по собственному написала, собралась и в середине рабочего дня ушла зареванная вся, ничего не объяснив. Вещи он не может найти. Что делать будем.
— Ну что делать, застрелить всех. Я бы с радостью. Поехали сами в магазин, по дороге разберемся. Бери девчонку.
22.
За рулем сидел оперативник Алексей, он украдкой разглядывал Карпова, сидящего рядом. Леше хотелось поговорить, расспросить Карпова о жизни, но, зная скрытный и вспыльчивый характер бывшего босса, не решался. Алексея вырастила мать, и его, мальчишку, обделенного мужским вниманием, восхищал жесткий, прагматичный и сильный Карпов. Он всегда мечтал попасть в круг «приближенных к императору», но все места были заняты. В особо важные и прибыльные дела Алексея не посвящали, там рулили в основном Юра с Димоном, да еще несколько оперативников. Зато, во всех остальных общих мероприятиях Алексей всегда участвовал, и денежной долей его никто не обделял, что само по себе было очень приятно.
— Знаешь, Стас, — начал он нерешительно, — а из нашей команды никого не осталось. Кто ушел сразу, после того, ну после того, как ты …. А кого и после переаттестации попросили. А я вот работаю.
— Ну и как работается?
— Да так себе, не очень. Скучновато стало, да и жить приходиться, страшно сказать, практически на одну зарплату. Вон на этой почве, слышал, от Андрюхи жена ушла, сука еще.
— А ты что, с новым начальством не сошелся?
— Да слизняк он какой-то, «работать» не умеет, все в бумажках роется, как жук навозный, «делами» не занимается, район вообще распустил, честный типа. Жаль, что ты…. Что ты не можешь вернуться, к нам пойти….
Карпов засмеялся.
— Леша! – Сказал он цинично.- С моей репутацией я могу сейчас пойти только в жопу. Я вообще грузчиком работаю.
— Грузчиком? — Удивился Леша, понятия грузчик и Карпов не укладывались у него в голове.
— А что ты хотел, мне семью кормит надо. Таких, как я, на ярмарку вакансий не приглашают.
На заднем сиденье томился Василий Глебов. Ему не нравилась идея ехать с Карповым и помогать ему в розыске некоего Архипова, похитившего ребенка. Но, Зимина настоятельно попросила его проконтролировать весь процесс задержания и провести его, по возможности, законно и оперативно, или, хотя бы, без жертв. А приказы начальства не обсуждают. Василий был не глупым следователем, и прекрасно понимал, что вряд ли Карпов, спустя всего нескольких лет после осуждения, мог законно оказаться на свободе. И судя по всему, учитывая реакцию Зиминой, начальница приложила свою руку, да и связи, к его освобождению. Поэтому ее стремление освободить ребенка без лишнего шума и без официальных мероприятий было понятно.
— Вот этот дом. – Василий сравнивал адрес, написанный секретаршей, с табличками на домах.- А вон ворота открываются. Похоже, виновник торжества убегает от нас.
— Давай за ним! – Скомандовал Карпов Алексею.
— Он, сука, засек нас, глянь, как разогнался.
— Ну, так поднажми, давай!
— Стас, а может, по колесам выстрелим?
— Ты дебил? Там ребенок, аккуратно давай, прижимать будем, нежно надо….
23.
— Виктор Василевич, за нами хвост. – Саша давил на газ.
-Вижу. – Архипов взял на руки проснувшуюся Дашу и дал ей для развлечения свои золотые часы.
— Что делать будем. Это за девчонкой, наверное.
-Угадал. – Архипов был абсолютно спокоен.
— Бояться надо? Не бандиты, надеюсь?
— Хуже. Менты, по ходу. Один из них — вообще зверь.
— Виктор Васильевич, я вас уважаю, сами знаете. Но это похищение ребенка, я бы не хотел за соучастие….- Саша начинал сильно нервничать. – У меня семья, мама, сестра, племянник. У меня девушка. Как-то решить надо…Я в тюрьму не хочу.
— Да и я не хочу. Сашек, не плач, разберемся. Мы же люди разумные, договоримся.
— Так что делать?
— Что делать? Тормози. Видишь, он тебе всю дорогу моргает.
24.
Разъяренный Карпов приставил пистолет ко лбу Виктора Архипова, Алексей скручивал охранника Сашу. Маленькую девочку на руках держал Глебов, она с интересом вникала в ситуацию.
Архипов спокойно, без особого страха в глазах, отодвинул ото лба пистолет.
— Может, договоримся? – Спросил он у Карпова.
— Конечно. Я тебе сейчас хребет сломаю и в лесу прикопаю, там и разговаривать будешь.
Карпов с размаху ударил его по лицу.
— А как договариваться будешь? – Вмешался Глебов.- Ты в курсе, сколько получишь за похищение заведомо несовершеннолетнего, избиение женщины?
Виктор сплюнул кровавую слюну.
— Со всеми договоримся.
25.
Лиза лежала на больничной койке. Все лицо было в кровоподтеках и синяках, на ребра наложен бандаж. В вену воткнули иглу, рядом стояла капельница, раствор медленно капал из бутылки. Ей вкололи успокоительное, и она спала. На стуле, возле нее, сидел Анатолий, он гладил ее по волосам.
В палату вошел Стас в белом халате. Анатолий безразлично глянул на него и отвернулся.
-Привет. – Карпов протянул Анатолию руку. – Спасибо тебе. За все спасибо.
Толик не ожидал дружелюбия, тем более благодарности, от Карпова, он встал и пожал ему руку.
— Пожалуйста. – Он с нежностью посмотрел на Лизу.- Береги ее. Ты ей слишком дорого достаешься.
Анатолий еще раз взглянул на спящую Лизу и вышел в коридор.
26.
Ранним утром Карпов подошел к зданию администрации склада. Некого не было. Недалеко была припаркована ГАЗель, на которой ему и предстояло ехать.
— Рза. – Позвал Карпов и вошел в приоткрытую дверь. – Рза.
— Здорово, Стас. – Рза неожиданно возник из-за спины. – Ты как, отдохнул?
-Отдохнул.
— На вот ключи. Все четко, товар в машине. Стас, только маршрут изменился.
-Маршрут?
— Ехать надо на станцию метро. У тебя полчаса, к восьми успеешь. Припаркуешься, там тебя будут ждать.
— Всем стоять! Руки за голову!
Карпов спокойно поднял руки и не оказывал никакого сопротивления. Рза резко метнулся в сторону, хотел бежать, ему необходимо было предупредить братьев. Но, обведя взглядом всю территорию, остановился, бежать было некуда, на улице было полно людей в черных масках с автоматами, склад был заблокирован спецназом. Создавалось впечатление, что на пряник, брошенный на пол, со всех сторон наползли муравьи. Вот уже и его подельников вели в машину, высокий кавказец со шрамом истекал кровью. Рза хотел поднять руки, но не успел, кто-то сильно ударил его прикладом автомата в спину.
— Лежать, сука.
Рза медленно опустился на колени, затем лег на землю. Рза облегченно выдохнул, он был спокоен, практически счастлив. Все закончилось, его больше не будет терзать совесть, никто не умрет, не будет слез и страха.
27.
Зимина сидела в кресле и рассматривала Карпова, сидящего напротив. Он сильно изменился с момента их последней встречи: холенный, отъеденный вид, как и прежде, самодовольное выражение лица, модный костюм, дорогие часы. Карпов с иронией в глазах осматривал рабочий кабинет, ее кабинет, так и не ставший его.
— Спасибо, тебе, Стас. Спасибо. Предотвращение теракта это ого-ого.- Ирина Сергеевна потрясла пальцем в воздухе, выражая всю важность сказанного.- ФСБ, конечно, понаехало, проверки, жуть, что началось. Но мы все грамотно сделали, четко сработали, не подкопаешься. Глебову капитана дали, отдел хвалили, работу нашу. Ну и мне, — она легонько хлопнула руками по столу, — как говориться, почет, да уважение.
— Пожалуйста. Рад помогать российской полиции. – Иронично ответил Карпов.- И вам лично, госпожа Зимина. Я добра не забываю.
После этих слов, он положил на стол прямоугольный бархатный футляр.
-Это что? – Насторожено спросила она.
— Это спасибо.
Карпов открыл футляр и придвинул к ней. У Ирины Сергеевны заблестели глаза, подполковник милиции куда-то исчезла, и в казенном кресле очутилась обворожительная женщина, ослепленная бриллиантовым блеском. Мельком взглянув на золотую подвеску в форме звезды с большим бриллиантом и такие же серьги, она захлопнула футляр. Зимина смутилась и хотела отказаться, но Карпов разубедил ее, показав жестом, что возражения не принимаются.
— Не ожидала. – Ирина Сергеевна спрятала футляр в ящик.- Я вообще думала, что ты убьешь этого Архипова, да и закопаешь где-нибудь в лесочке.
— Я тоже так думал. Но, поразмыслив, решил, зачем мне еще один грех на душу брать. Тем более он по-другому ответил, мы деньги забрали, он на Лизку свои салоны переписал.
— Да, уж, узнаю прежнего Карпова. – Усмехнулась Зимина.- Горбатого могила исправит!
28.
Он замолчал и на секунду отвернулся. А прежний ли он Карпов? Он помнил, как задерживали Архипова, помнил, как забирал дочку, помнил избитую Лизу. Тогда он всю ночь сидел у ее кровати в больнице, очнулась она лишь под утро.
-Стас! – Лиза непонимающим взглядом смотрела на него.
-Все хорошо, малыш, спи. Тебе отдыхать надо.
-Где Даша?
— Лиз, все хорошо. Я ее к матери отвез, она присмотрит, Ленька поможет.
— А Витя? Архипов где?
Карпов ничего не ответил.
— Стас, ты же с ним ничего не сделал?
Карпов непонимающе смотрел на нее.
— Стас?
— Лиза, пока ничего. Он за все ответит. Мы забрали деньги, завтра он перепишет на тебя салоны.
— Не трогай его, пожалуйста.
На ее просьбу он лишь отрицательно покачал головой.
— Не бери грех на душу.
— Лиза, — он нежно провел рукой по ее щеке, — посмотри на себя. Такое не прощают.
— Я сама виновата, крутила, вертела им. Я давала надежды, принимала подарки, деньги занимала. Я держала его при себе, как запасной вариант. Про таких, как я, моя бабушка говорила: «За перебор дают чертов двор». – Она закрыла глаза руками.- Вот я и получила двор. больничную палату.
Лиза провела рукой по лицу и скривилась от боли.
— Прости его, Стас. Прости, как я простила. Для таких, как он, деньги – главное в жизни. Ты отобрал их, завтра еще и салоны заберешь, он и так наказан. Пусть мучается….

29.
Зимина не могла понять причину задумчивого молчания Карпова и решила перевести разговор в другое русло:
— Как Лиза?
-Нормально все. Сегодня ездили в больницу, анализы, УЗИ, все хорошо.
— Это хорошо. Ты, береги ее. Она у тебя хорошая, я даже не думала, что такие женщины еще остались.
— Ладно, пока, Зимина.
Карпов встал и направился к выходу.
— Стас.- Уже возле двери окликнула его Зимина.- Забыла спросить, кого ждете?
— Доктора еще одну девочку обещают.
— Рада за вас. – Улыбнулась Ирина Сергеевна.
— Ира, ты когда-нибудь могла подумать, что я буду примерным семьянином и отцом двух дочерей.
— Нет.- Засмеялась она.- Я всегда считала, что ты, как старая собака, сдохнешь на пороге Пятницкого.
— Я тоже так думал.- Карпов вышел в коридор и захлопнул за собой дверь.
30.
Он уходил. За спиной оставался кабинет начальника ОВД.
Кабинеты, коридоры, коридоры, кабинеты, бывшие сотрудники. Вот и кабинет начальника СКМ остался за спиной, мой был кабинет, а теперь на табличке другая фамилия. За спиной осталась моя прошлая жизнь, сбывшиеся и не сбывшиеся мечты, карьера, погоны. За спиной оставалась МОЯ милиция.
Теперь другая жизнь: любимая женщина, дочка, почти две, уютный дом, легальный бизнес, и не важно как он мне достался. Я никогда не верил, что есть жизнь после смерти. Оказывается, есть. Есть и я сейчас ее проживаю. Хорошая жизнь, человеческая. Я, конечно же, ее не достоин, но мне подфартило, и было бы глупо отказаться. Видимо, родился под счастливой звездой, звездой по имени Лиза.
Еще пару шагов, и он навсегда уйдет с территории ОВД «Пятницкий».
Вот и все. Все. Успехов! Здоровья! И, как говорится, хорошей Вам зарплаты, господа полицейские.

Источник: www.proza.ru

Ира открыла глаза и ужаснулась. Стас лежал рядом и улыбался во сне.

— Что же ты наделала Ира? — шептала Зимина себе под нос.

Карпов открыл глаза и посмотрел на Иру. Её обеспокоенное выражение лица, встревожило его.

— Что-то случилось Ир? — Стас резко сел и попытался обнять Иру.

— Не прикасайся ко мне! — Зимина соскочила с кровати.

— Ир ты чего? — Стас смотрел на Иру и ничего не понимал.

— Что ты здесь делаешь?

— Ир ты чего ночью с кровати улетела? — Стас встал с кровати и подошел к Ире.

— Не трогай меня! Ты чего делаешь в моей квартире? — Ира отошла от Стаса и злобно посмотрела на него.

— Ир да ты с ума сошла чтоли?? — повысив тон, сказал Карпов.

— Уходи Стас! — проговорила Ира, — Уходи отсюда!

— Уходи отсюда Карпов! Не люблю я тебя, ты можешь это понять или нет? Не люблю! — закричала Ира.

Стас быстро оделся. Сжав ладонь в кулак, Стас старался не вспылить и не повторить той ошибки, из-за которой им и пришлось расстаться. Не сказав Ире не слово, Карпов прошел мимо неё и, выйдя в коридор, хлопнул дверью. Ира прижалась к стене и заплакала. Она предала Сережу, того человека которого так долго и сильно любила.

Выйдя из квартиры Зиминой, Стас не оборачиваясь, выскочил из подъезда.

« Все, хватит унижаться перед ней Карпов! Пора забыть о ней, а ты страдаешь из-за неё как школьник!» — думал Карпов.

Подойдя к своей машине, Стас нажал на кнопку. Сев в машину Карпов завел мотор. Машина сорвалась с места. Сейчас Стасу было хреново как никогда. Даже после их первого расставания. Стас винил себя в том что именно из- за него они расстались…

Стас открыл глаза. За окном моросил мелкий дождик. На плече у Стаса тихо спала Ира. Её волосы щекотали подбородок Стаса.

— Ириш вставай, а то работу проспим! — прошептал Карпов на ухо Зиминой и поцеловал её.

— А может ну эту работу? — подняв глаза на Стаса, произнесла Ира.

— Нифига себе! Вот это да! Впервые слышу, чтобы вы Ирина Сергеевна решили пропустить работу, — Стас улыбнулся и встал с кровати.

— От тебя и не этому научишься! — пошутила Ира и, быстро вскочив с постели, обернулась в простыню и побежала в ванную.

— Ах, так! Ну все Зимина держись! — Стас побежал за ней.

Пока Ира была в душе, Стас приготовил завтрак. Набросив на себя рубашку Стаса, Ира вышла из душа.

— Как вкусно пахнет! — Ира подошла к Стасу и поцеловала его.

— Ириш, а может, сходим куда-нибудь? В кафе, например?

— Прости Стас, но сегодня ничего не получится. У меня дежурство.

— Тогда завтра! Садись, ешь, нам еще на работу собираться.

Приехав на работу, Стас и Ира разошлись по своим отделам. Дежурство Иры подошло к концу и, быстро собравшись, Ира вышла из отдела. На улице моросил дождь. Наступила осень. Любимое время годы Иры. Не зная сама почему, но Ира полюбила это время года. Может быть, потому что она встретила в это время Стаса? Добравшись до квартиры Стаса, Ира открыла дверь своим ключом. Ира поставила сумку на подставку для обуви и удивилась. На вешалке где обычно весело её пальто, весела чья-то женская куртка.

— Стас! — позвала Карпова Ира.

Раздевшись, Ира прошла в гостиную, на журнальном столике она заметила пустую бутылку вина и два бокала. Пройдя в спальню, Ира увидела спящего Стаса, а на груди у него лежала Таня, её подруга.

— Стас? Таня? Что тут вообще происходит? — недоуменно спросила Ира.

— Привет! — робко сказала девушка, увидев Иру.

Карпов открыл глаза и посмотрел на Иру. Голова раскалывалась.

— Ириш, это не то что ты подумала! — начал было оправдываться Стас.

— Что я подумал? Какого хрена она здесь делает?

— Ир это не я, честное слово она сама приперлась!

— Карпов ты чего охренел чтоли? А кто мне названивал?

Ира подошла к Карпову и, не сказав не слово, дала ему пощечину. На ходу вытирая нахлынувшие слезы, Ира удалилась из комнаты. Быстро схватив пальто и сумку, Ира вышла из квартиры. Вскочив с кровати, Стас быстро натянул штаны.

— Катись отсюда! — с этими словами Карпов вышел из комнаты.

Выскочив из подъезда, Стас стал искать Иру. На улице шел дождь. Ира медленно брела по улице, вытирая слезы.

— За что? — шептала Ира.

Стас догнал её возле какого-то магазина. Схватив её за руку, Стас дернул Иру на себя.

— Не трогай меня! Я ненавижу тебя! — кричала Ира.

— Ириш послушай, да не звонил я этой дуре. Она сама приперлась ко мне!

— Я ненавижу вас обоих! Иди к ней! А меня забудь навсегда! — Ира ударила Стаса сумкой.

На секунду Карпов отпустил руку Зиминой. Воспользовавшись моментом, Ира быстрым шагом направилась куда-то вперед. А Стас остался возле этого магазина…

Стас стоял возле окна. Слова, сказанные Ирой тогда, до сих пор отзывались болью в душе Стаса. А что он мог тогда сделать? Эта Таня сама к нему пришла, сама притащила эту долбаную бутылку вина. Но что случилось между ним и этой Тане, да и каким образом она оказалась в его постели Карпов не знал. Стас пытался найти бывшую подругу Иры, чтобы она все объяснила ему. Но после проведенной ночи со Стасом, Таня укатила в Европу. Искать её в чужой стране было бессмысленно!

Зимина потихоньку начала приходить в себя. Вытерев слезы, Ира подошла к телефону и, набрав номер, стала ждать, когда её лучшая подруга Лена соизволит подойти к телефону.

— Алло! — сонным голосом произнесла Лена.

— Привет Лен! Ты не могла бы ко мне подъехать? — пробормотала Ира, пытаясь совладать с собой.

— Ир ты можешь говорить помедленней? Я ничего не понимаю!

— Лен у меня беда случилась! — сказала Ира и снова заплакала.

— Скоро буду! — Лена повесила трубку.

Лена появилась в дверях квартиры, буквально через 20 минут. Зайдя в квартиру Лена, посмотрела на Иру.

— Ну и что стряслось? Глухарёву хуже стало?

— Ир, ну ты определись!

— Я — я Сережке изменила…— Ира зарыдала и бросилась в объятья подруги.

— Ну с кем не бывает! — проговорила Лена, пытаясь успокоить Иру.

— Со мной! Понимаешь, со мной такого не бывает!

— Ир ты ему с другом чтоли изменила? — спросила Лена.

— Хуже Лен, понимаешь хуже! Это его враг! Это… — Ира не решалась рассказать подруге, что переспала с Карповым, — Это Стас, Стас Карпов!

— Что? — Лена удивленно посмотрела на подругу, — Ну ты Ирка даешь стране угля! Со Стасом? С тем отморозком, который с Танькой тогда? Вот такого я от тебя точно не ожидала!

— Да я от себя тоже не ожидала! Он ко мне утром вчера пришел, подарил букет роз, поздравил с днем рождения! Заявил, что вечером мы идем в ресторан.

— И ты согласилась?

— Конечно, нет, но чуть было не силой потащил меня. Затем в ресторане заказав нашу любимую песню, он пригласил меня на танец и поцеловал! Мне тогда даже показалось, что время повернулось вспять и, Стас стал тем Стасом, которого я любила, понимаешь?

— Ир ты что с ума сходишь? Он уже не тот, которого ты любила! Забудь о нём, Ир у тебя уже есть Сергей, зачем тебе безжалостная машина? — Лена прошлась по комнате и остановилась возле стены.

— Ир, а ты что её до сих пор хранишь? — спросила Лена, подойдя к фотографии.

— Кого? — спросила Зимина и подошла к подруге, — А я и забыла о её существовании!

— Нифига себе! Она у тебя висела больше 1о лет!

Стас смотрел на фотографию, где они стоят вместе, и вспоминал слова фотографа. Да они были милой парой, но все закончилось в один миг! Стас пытался помириться с Ирой, но все попытки заканчивались неудачами. Чтобы хоть как — то отвлечься, Стас ушел с головой в работу. Так появилась озлобленность, Стас стал ненавидеть Иру за то, что она не давала ему покоя. Стас любил её, и сейчас любит!

— Надеюсь, вы не изменитесь! — сказал Стас вслух,— Что же ты этим хотел сказать, мужик?

Зимина сидела в кресле и смотрела на фотографию. Возле неё взад-вперед ходила Лена, заложив руки за спину как заключенный.

— Ну не знаю я, откуда она там взялась! Меня сейчас самый главный вопрос беспокоит! Как Серега столько лет ходил возле неё и не разу не заметил её?

— Ир она у тебя шторой вечно закрыта! Я её чисто случайно, по рамке узнала! — Лена ухмыльнулась. Ира посмотрела на часы.

— Вот черт! Я же на работу опоздаю, мне еще к Сереже заехать в больницу надо.

— Ир, может, не поедешь к Сергею?

— Я что похожа на маленького ребенка? Все не будем больше о грустном! — Ира встала с кресла и, отложив в сторону фотографию пошла собираться на работу.

Источник: fanfik-gluhar.ucoz.ru

Цитаты Стас Карпов

Если ты кого-то держишь, то нужно так держать, чтобы в следующий раз хребет сломать. А я вижу, что вы сил не рассчитали.

Знаешь, кого ты мне напоминаешь? Тоненькую девочку, которая ведет на поводке огромную бойцовскую собаку — случись что, и собака порвет ее в клочья.

— Я не доставлю тебе проблем. Ни при каком раскладе. Даю слово.
— Моя жизнь — сплошная проблема. И кто сказал, что я буду против еще одной, если она из-за тебя?

Если его после этого в соседнем ОВД примут… Как бы тебе это помягче сказать… Боль начнет из моей головы в твою задницу перетекать.

— За что же это беды нам такие?
— За что, не за что — это погоды не меняет. Пошел дождь — иди под крышу, а не вопросы задавай.

— Денис мне рассказывал про вашу секретную операцию с камнями. Ты б сказал. Я б помог, людей выделил, а то он один на злодея пошел, тот и свалил.
— Да, не повезло просто. Надо было серебряные пули брать, они от оборотней.

— А я так и не знаю, какой ты.
— Завидую тебе.

Стены ОВД полны мифов, которых не было!

Глухарь в кино

— Быстро разворачиваетесь и уезжаете отсюда. И я об этом забуду. Иначе я тебя убью. Слово даю.
(Требование не выполняется, Карпов стреляет в голову)
— А я ведь предупреждал. Я шанс давал. Я же, прежде чем сделать, все сказал.

— Денис, ты где был сегодня?
— Да жене плохо стало. Надо было срочно домой съездить.
— Если тебе помощь нужна, ты скажи. Я все сделаю.
— Нет, спасибо. Сам справлюсь.
— Зачем ты мне врешь? Как ты думаешь, смогу я тебя пристрелить прямо здесь и сейчас? Конечно смогу, потому что найдется с десяток свидетелей, которые покажут, что ты выстрелил первый.

— Помнишь, ты как-то сказал: шаг назад, чтобы идти вперед. Но надо признать, это не наш случай. Мы проиграли.
— Если бы я хоть раз так подумал в своей жизни. В ментовке, в психушке. или когда-нибудь потом. Если бы я просто позволил этой мысли влезть себе в голову, я сейчас бы здесь не сидел. Это не проигрыш. Это необходимая жертва. Цель остается.

Источник: itmydream.com

Ваш браузер не поддерживается

Ждёт критики:

  • Ждёт критики на 1200 переходов — скидка 25% продлится ещё 2 дня

Двойная Жизнь Станислава Карпова 23

Наградить фанфик «Двойная Жизнь Станислава Карпова»

Стас:
http://media3.fanparty.ru/fanclubs/vladislav-kotlyarskiy/gallery/1348702_vladislav_kotlyarskiy.jpg
http://media3.fanparty.ru/fanclubs/stas-karpov/gallery/1228669_stas_karpov.jpg

Глава : 26 Да

Анастасия стала ходить на работу. Знакомый Карпова взял ее под опеку и всему учил и показывал, как нужно делать. Девушка занималась проверками аптек, детских садов, школ. После ее приняли на работу.

В субботу Стас и Настя отправились в ЗАГС и подали заявление. Свадьба должна будет состояться в сентябре.

Перед тем, как подавать заявление, Анастасия думала о предстоящей жизни: «Жить до брака совершенно одно, а замуж другое. Смена фамилии, следовательно, менять документы. Анастасия Карпова… Надо осторожно поговорить со Стасом или лучше не говорить».

Однажды вечером, у пары зашел разговор о свадьбе. Они сидели в гостиной и смотрели телевизор. Голова девушки лежала на коленях у Карпова, мужчина пальцами перебирал пряди волос Насти.

— Настен, надо заявление подавать. На осень свадьбу. У меня знакомая в ЗАГСе есть.

— Осенью, хорошо. Стас…— девушка сделала паузу. Мне фамилию твою брать или оставлять свою?

— Насть, мне все равно, как хочешь. Если ты свою оставишь, не будут знать, что ты моя супруга, в безопасности будешь. У меня врагов навалом. Я боюсь за тебя. Если захочешь мою взять, рад буду.

— Хорошо, я поняла.

Когда они заполняли заявление, то оставалась последняя графа о присвоении фамилии. Анастасия задумалась, а Карпов сверлил ее взглядом. Она оторвала взгляд от бумаги и взглянула в глаза мужчине. « Стас меня любит, и многое для меня делает, и если я возьму его фамилию, то ему будет приятно. Я тоже его люблю».

Девушка написала Карпова в графе фамилия. Мужчина улыбнулся и взял ее за руку.

Наступил сентябрь. Уже завтра Настя станет женой Станислава Карпова. Пара решила, просто роспись в ЗАГСе, фотосессия и ресторан для своих, без всяких конкурсов и выкупов.

Анастасия вместе с Дашкой выбрала белое платье, которое шло прямо по талии со шлейфом. Приобрела новый кружевной комплект нижнего белья и чулки. Стасу она выбрала синий костюм. Непосредственно перед свадьбой девушка посетила салон красоты. Карпов ездил к Мельникову загород, мужчины пили виски и ели шашлыки.

Вечером бедующие супруги расстались. Мужчина поехал ночевать к Наталье Николаевне, а Настя осталась в квартире Стаса к ней пришла Даша. Перед тем как уехать, Стас спросил любимую, не передумала ли она выходить за него. Девушка в ответ прошептала, что «не дождется». Карпов прижал ее ближе к себе и вовлек в страстный, нежный поцелуй.

Девушки сидели за столом, и пили красное вино. Анастасия задумалась. В голове крутился разговор с матерью, которая была против свадьбы со Стасом. Она говорила, что он стар для нее, в сексе проблемы будут.

— Подруга, ты где? — голос Даши, вывел ее из размышлений.

— Здесь, я. Просто думаю о разговоре с мамой, — девушка пересказала ей.

— Насть, все хорошо будет. Не думай, тебе нужно готовиться к свадьбе.

Наступило утро. Анастасия приняла ванную. После пришел мастер. Первым делом, мастер занялся волосами девушки, накрутила кудри и немного собрала их сзади. Затем делала макияж.

Когда все было сделано, девушки проводили мастера, и Настя стала одеваться, а Даша ей помогала.

Тем времен, Станислав надевал рубашку и застегивал мелкие пуговки. Застегнув их, он стал завязывать галстук. Подошла Наталья Николаевна и стала помогать сыну.

— Стасик, ты кольца взял? — спросила женщина.

Мужчина кивнул и достал из кармана пиджака синюю коробочку и показал матери. Карпова увидела парные кольца их красного золота и платины с брильянтами по кольцу.

— Красивые, — проговорила она, — Стасик, я так рада, что ты женишься. Настя хорошая и любит тебя. Сынок, я так хочу внуков понянчить, не затягивайте с этим.

Стас надел пиджак и посмотрев на часы, сказал, что пора ехать за Настей.

Девушка была уже одета в платье. Даша поправляла платье.

— Твой обалдеет, когда увидит. Смотрится отлично. Волнуешься Насть? Не плачь в ЗАГСе.

— Не знаю. Постараюсь не плакать.

Раздался звонок в дверь, Дарья открыла и впустила Стаса.

Мужчина не спеша прошел в гостиную и подошел к будующей жене, которая стояла к нему спиной. Услышав шаги, она повернулась. Станислав от увиденного замер. Платье сидело по фигуре, кружево подчеркивало тонкую талию, волосы спускались на плечи волной, на пальцах был французский маникюр.

— Ты очень красивая. Я тебя очень люблю, девочка моя.

— Стасик, я тебя тоже люблю.

Карпов протянул коробочку, Настя отрыла и увидела золотое колье.

— Какая красота, любимый. Спасибо, любимый, — проговорила она, обняв за шею.

Взяв под руку будущую супругу, Стас закрыл дверь, и они поехали на фотосессию.

Когда пара приехала в ЗАГС, то уже все собрались. Родители Насти, брат, дядя с женой, бабушки. Мама Стаса и Леня. Вадим и Даша. Опера. Стас и Настю пригласили для уточнения.

После их пригласили в отдельный зал. Через несколько минут начнется церемония.

Заиграл марш Мендельсона, открылись двери и на дорожке появились Станислав и Настя. Гости стояли по обе стороны зала и смотрели на них. В торжественной обстановке, они сказали: «ДА». Обменялись кольцами и поцеловали друг друга. После были поздравления. Настя от волнения все-таки заплакала, а Стас пальцами стирал слезы, прижимая ее к себе.

Затем отправились в ресторан, теперь уже супруги слушали поздравления и целовались под крики «Горько».

Станислав не отходил весь вечер от своей уже жены. Он ухаживал за ней, на ушко шептал разные нежности.

— Люблю тебя, девочка моя. Хочу тебя прямо здесь.

— И я тебя люблю. Придется, Стасик потерпеть до ночи.

Вадим с Дашей подарили путевки на Сейшельские острова.

После вынесли торт, Стас и Настя разрезали кусок и отдали гостям. Карпов взял торт и стал кормить жену. Девушка вспомнила Турцию и как он ее кормил утром завтраком, а Карпов прорычал ей на ушко:

— Как в первый раз, солнце мое. Когда ты стала моей и только моей.

Девушка бросила букет и его поймала, новая оперша, которую привел Антошин к ним в отдел. Карпов не хотел брать ее, но подумав, согласился. Он берег девушку, давал ей разные поручения: найти информацию, бумажную работу. Марина, так звали девушку, была довольна работой.

Станислав рукой залез под платье жены и стянул подвязку и успел провести ладонью по кромке чулок. Подвязку поймал Вадим.

Вечер подошел к концу и супруги поехали домой.

Зайдя домой, супруги не разрывая объятий прошли в спальню, а страсть обхватила их еще в лифте. Мужчина по дороге в комнату освободился от пиджака и галстука, кинув его на пол. Ее руки гуляли по спине и груди мужчины.
Подхватив Настю на руки, понес ее в спальню и аккуратно поставил около кровати. Он впился в ее губы своими. Пара стала покусывать и посасывать губы друг друга. Карпов снимал платье с жены, она расправилась с пуговками на рубашке и расстегивала ремень. Когда платье оказалось на полу, увидев нижнее белье, он чувствовал нарастающее желание, которое росло с каждой секундой.
Карпов бережно положил супругу на кровать и снова накрыл губы поцелуем. Переместился на шею девушки, оставляя красные следы принадлежности. Одним движением пальцев расстегнул застежку бюстгальтера. Языком поиграл с сосками, губами втянул их до красноты и они затвердели от ласки. Выложив дорожку из поцелуев по животику девушки, Станислав стянул кружевные стринги, поглаживая бедра и ножки жены. Она начала постанывать. Карпов вошел одним толчком и стал двигаться. Анастасия гладила и царапала плечи мужа. Слышали томные вздохи девушки и грубое рычание Стаса. Они меняли позы, и все закончилось только под утро. Последние толчки мужчина делал, признаваясь в любви Насте.

Супругам дали на работе выходные, их никто не мог потревожить. Они наслаждались временем.

Уснули в крепких объятьях партнера. Станислав обнимал свою любимую, прижимая ее ближе к себе. Девушка губами касалась его шеи.

Источник: ficbook.net

Карпов 3 сезон — отзыв

Еще в «Глухаре» любимым героем был мрачный, жестокий и невероятно притягательный Стас Карпов. Такой неоднозначный, с пронзительным взглядом и стальным характером. Настоящий мужчина. Антигерой. Подполковник с тяжелой судьбой.

С нетерпением ждала каждую новую серию «Карпова». Третий сезон опустил нашего героя на самое дно жизни. Заставил пройти трансформацию от антигероя, с равнодушием и жестокостью рушащим судьбы своих врагов, до положительного и душевного персонажа, спасающего жизни. Он разрешил себе иметь друзей. Он признался себе в том, что умеет любить. Он вскрыл свои самые глубокие душевные раны и сумел пройти эту боль насквозь.

Карпов стер с себя клеймо убийцы. Он до последнего дня считал себя ментом. Его ад стал чистилищем его совести. Карпов ушёл героем. Он не сдался и погиб, сражаясь за жизнь и честь чужой жещины. И в это мгновение мир осиротел. Так бывает и в жизни, когда уходят хорошие люди.

Его ненавидели и любили, его проклинали и в нём бесконечно нуждались, он был демоном, психопатом и человеком с кристально чистой душой. Такие противоречивые люди самые интересные. Они живут по своим правилам, по своей чести. Они самые сильные. И чаще всего — самые одинокие.

Прощай, Стас Карпов! Спасибо за то, что я тебя знала.

Источник: irecommend.ru

Убить карпа смотреть online

Добавлено 4 месяцев назад

Я сделала это слайдшоу в приложении Picrolla

Добавлено 12 месяцев назад

Карпов убил Зимину(финал сериала Карпов)

Добавлено 10 месяцев назад

Ден фильм — «Карпов» Прикол ты че убил её

Добавлено 12 месяцев назад

Стас Карпов -«Я тебя убью,слово даю. «

Добавлено 12 месяцев назад

Глухарь 3 сезон 18 серия — Карпов Убил задержанного в Обезьяннике

Добавлено 9 месяцев назад

Год выпуска: 2005 Жанр: Комедии Продолжительность: 100 мин. Режиссер: Наум Ардашников. В ролях: Леонид Якубович, Любовь Полищук, Анастасия Цветаева Описание: Одинокая учительница Лидия Михайловна u её бывшая ученица Женя собираются встречать Новый Год. Достойных мужчин не нашлось, u поэтому праздник решили отмечать вдвоём. Женщины мечтают приготовить фаршированного карпа, но ни у одной из них не хватает духа зарезать живую рыбу, которая безмятежно плавает в ванной. Вдруг раздаётся звонок в дверь, и Лидия Михайловна узнаёт в незваном госте свою первую любовь — Борю, с которым они не виделись лет 30.А Боря, эдакий подлец, Лидию Михайловну не узнаёт u принимает учительницу за её маму! Оскорблённая Лидия Михайловна пытается выставить гостя за дверь, но Женя решает воскресить былую любовь u находит предлог, чтобы Боря остался: он должен убить карпа.

Добавлено несоклько недель назад

Рубрика: «Учимся у ЧЕМПИОНОВ» Партия: Анатолий Карпов-Виктор Корчной, Москва 1974 (М2) Дебют: Сицилианская защита.Вариант Дракона. Стратегический .

Источник: www.videofan.in.ua

Цитаты Стаса Карпова

Невозможно, постоянно живя в навозе, излучать аромат розы.

Ежики горько рыдали, но остановить кактусовую трапезу не решались. – Стас Карпов

Коррупция им не угодила. Она в современных условиях единственный двигатель строительства новой жизни.

Нельзя всем постоянно прощать, тогда число безнаказанных будет рости в прогрессии, накапливая проблемы. Это путь к хаосу и беспорядкам. – Карпов

Дураки больше схожи на внутреннее мироощущение, чем на внешний вид.

Если за него другие вдруг заступятся и выслушают. То моя головная боль начнет свое медленное одностороннее движение к твоему незащищенному заду.

Не переживайте, сегодня новолуние. Кожу я сдираю кожу, всегда полнолуние.

Стас Карпов: Вурдалакам и вампирам страшен идейный экзорцист.

Заработать на участке можно, я знаю как. Не продаюсь же из принципиальности.

Жизнь страшна, но интересна, хотя в единичном экземпляре у каждого. Дерьма и у меня по горло, но подниматься и двигаться вперед советую и рекомендую.

Я был когда-то добреньким и честным, но кто-то хотел меня замарать. Пришлось брать деньги, плакать, но снова брать их.

На Фиделя Кастро почти 700 покушений было. Как бы не обогнать команданте…

Приятно, что теперь вы к пациентам на Вы обращаетесь. Оказывается, вежливость — это тоже вопрос денег.

В жизни есть только один способ для решения всех проблем, просто не все это признают. Насилие…

Знаешь, кого ты мне напоминаешь? Тоненькую девочку, которая ведет на поводке огромную бойцовскую собаку — случись что, и собака порвет ее в клочья.

Верить надо не в живых мертвецов, зеленых человечков или в приведения, верить надо просто своим глазам.

Если завтра с Антошиным что-то случится, а мои ребята узнают, что я мог защитить его и не сделал этого, то уже послезавтра мою спину никто прикрывать не будет. И будут правы.

В этом мире, Антошин, одиночки не выживают.

Не паникуй. Это самое страшное. Если не паниковать — выход всегда найдется.

Найти иголку в стоге сена? Легко! Надо просто прыгнуть на этот стог голой задницей — она и найдется.

Наша исправительная система только называется исправительной. А на самом деле она никого — я убежден — НИКОГО не исправила.

Стены ОВД полны мифов, которых не было!

Если ты кого-то держишь, то нужно так держать, чтобы в следующий раз хребет сломать. А я вижу, что вы сил не рассчитали.

Это моя земля и воздух мой. Захочу — перекрою.

Реально говорят, что выбор всегда есть. Можно пытаться сложить из льдин слово Вечность, а можно тупо прикончить снежную королеву.

Насилие — не развесные карамельки. Ровно не отсыпешь.

Я имею систему, а не людей.

Лучше хорошо зарабатывать, чем погибнуть на задержании банды.

— Слушай, 28 на 17 умножить, сколько будет?
— 28 на 17? 28 на 17… Это что, чтобы я заткнулась что ли, да?
— Да

— Тарасов, у тебя топор есть?
— Топора нет.
— А пила какая-нибудь?
— Ну откуда у меня пила?
— А как же ты подследственных пугаешь?

— Юра, че там в сейфе?
— Деньги и бумаги.
— Странно… Я вижу только бумаги. А ты, Денис?
— Я тоже вижу только бумаги.

— Что это?
— Это пиво… Светлое.
— Ответ неправильный. Это выговор… Строгий.

— Ты не боишься?
— Нет. Жить страшней, чем умирать.

— Не верю им настолько.
— А мне веришь?
— Не тебе. В тебя.

— Я не хочу жить и постоянно бояться, что меня кто-то закроет!
— Не хочешь постоянно бояться, что тебя закроют? В депутаты иди.

— Люди, на которых можно рассчитывать — это главное.
— А мне ты доверяешь?
— Причём тут доверие? Я сказал рассчитывать, а доверие — это уже роскошь.

— А ничего у тебя тут, чистенько. Подружку что ли завёл, Карпов?
— Да нет, сам убираюсь. Но можешь ты, если хочешь. Правда роль подружки не предлагаю, но полы мой сколько влезет.

— Нам предстоит долгое и плотное сотрудничество, надо учиться доверять друг другу.
— Даже не знаю, что больше напрягает – долго и плотно или учиться доверять.

— Борь… Ты хороший человек. Не лезь туда, где весит табличка Осторожно, убьет. Даже я боюсь туда заглядывать.
— Тебе не кажется, что пора её сменить на что-то более нейтральное? Например, Осторожно, еноты.

— Охранять тебя будут, как президента Соединенных Штатов.
— Как Кеннеди? Нет уж, Стас, давай лучше как наших.

— А мы неплохо смотримся: один псих, второй инвалид.
— Точно. Парад уродов.

— День добрый, Станислав Михайлович, как настроение?
— Сегодня что, вторник? Ну, значит, вторничное.

— Если тебе плохо из-за меня, может, мне лучше не приходить?
— Наоборот, не уходить.

— Я не доставлю тебе проблем. Ни при каком раскладе. Даю слово.
— Моя жизнь — сплошная проблема… И кто сказал, что я буду против еще одной, если она из-за тебя?

— За что же это беды нам такие?
— За что, не за что — это погоды не меняет. Пошел дождь — иди под крышу, а не вопросы задавай.

— Ты уверена, что этой чай?
— К нему привыкнуть надо — а потом за уши не оторвешь.
— Зато сейчас очень легко оторвать!

— Я думал, она тебе небезразлична.
— Скучно думал.

— Я думал, Карпов ничего не боится.
— Тебе разницу между страхом, рациональностью и глупостью объяснить?

У дураков всегда никто не виноват.

— Поэт, да?
— Поэт-елочник.
— А такой стишок знаешь: Сижу за решеткой в темнице сырой срубивший все елки упырь молодой?

— Денис, ты где был сегодня?
— Да жене плохо стало. Надо было срочно домой съездить.
— Если тебе помощь нужна, ты скажи. Я все сделаю.
— Нет, спасибо. Сам справлюсь.
— Зачем ты мне врешь? Как ты думаешь, смогу я тебя пристрелить прямо здесь и сейчас? Конечно смогу, потому что найдется с десяток свидетелей, которые покажут, что ты выстрелил первый.

— Ну, а Стасик-то здесь причем?
— А Стасик теперь за него отвечает, он берет его и тащит в допросную, и делает все так, чтобы это чудо провело здесь все праздники!
— Стасик может сделать так, что он лет 10 под стражей просидит!

— Пьяными за руль только дураки садятся.
— Да я полжизни…
— Значит, полжизни дурак.

— Денис мне рассказывал про вашу секретную операцию с камнями. Ты б сказал. Я б помог, людей выделил, а то он один на злодея пошел, тот и свалил.
— Да, не повезло просто. Надо было серебряные пули брать, они от оборотней.

— Быстро разворачиваетесь и уезжаете отсюда. И я об этом забуду. Иначе я тебя убью. Слово даю.
(Требование не выполняется, Карпов стреляет в голову)
— А я ведь предупреждал. Я шанс давал. Я же, прежде чем сделать, все сказал.

— Вы все равно ничего не докажете. Я его на части распилил и на свалку выбросил.
— Ты посмотри на меня. Думаешь, я хочу кому-то что-то доказывать?

— В нашей системе одно из двух: либо у тебя безупречная репутация, и район купается в дерьме, либо его можно будет как-то вычистить, но тогда тебя же за это и вышибут…
— Интересная теория. Постарайся сделать мне гибрид.
— Гибриды — штука опасная. Мичурин знаешь как погиб? На сосну полез за укропом, а его арбузом накрыло.
Границы есть только у нравственности и человечности. У бесчеловечности и безнравственности их нет.

— Стас, ты же ему слово дал
— Слово, данное собаке, можно не сдержать…

— С людьми лучше не сближаться.
— Почему?
— Не чувствуешь боль потери!

Источник: icitata.ru